Домой  Личности  Биография Наполеона

Последние дни Наполеона

 

 

 

Место ссылки Наполеона было выбрано не случайно: остров лежит вдалеке от остальных торговых маршрутов в южной части Атлантического океана, в 3562 километрах от Бразилии, в 1863 километрах от Анголы. Севернее находится остров Вознесения, южнее - остров Тристан-да-Кунья. Оба - британские владения. Для подготовки к штурму Святой Елены, если бы такое случилось, французским судам пришлось бы искать пункт сосредоточения. Взять же крутой и скалистый остров сходу не представлялось возможным. Местные жители говорят, что и сегодня остров Святой Елены похож на тюрьму.

Поверженный император был доставлен к месту своей ссылки 15 октября 1815 на английском военном корабле, который сопровождали ещё пять вооружённых судов. С ним была свита из 30 человек. Все, кроме самого Наполеона, прибыли сюда добровольно, хотя знали, что покинуть далёкий остров не имеют права. 

Англичане готовились к возможной попытке освобождения Наполеона. На остров прибыло две тысячи английских солдат, а на судах, патрулирующих акваторию острова, находились еще пятьсот матросов и офицеров. "Не самое веселое место, -мрачно произнес Наполеон, едва увидев с палубы крутые каменные утесы береговой линии. - Лучше бы я остался в Египте!"

Ирония судьбы состояла в том, что после поражения при Ватерлоо Наполеон, снявший с себя все полномочия военачальника и вынужденный покинуть Францию, сам, по собственной воле, отдал себя в руки английского правосудия. Фактически он был приглашен в Англию в связи с его просьбой разрешить ему выезд в Америку. Англия господствовала на море. Будь парламент Великобритании великодушнее, стал бы и Наполеон гражданином страны безграничных возможностей. Но Бонапарта попросту арестовали, на что он горячо сетовал, рассылая гневные письма своим обидчикам. (Потом он укорял себя за опрометчивую попытку договориться с Англией, полагая, что русский царь Александр I был бы с ним не так суров.)

Вечером семнадцатого октября началась высадка на остров. Было уже темно. Зажгли факелы. Все население острова собралось в гавани: и свободные переселенцы, и чернокожие рабы, и женщины, и дети - все были здесь. Вновь прибывшие остановились на ночь в небольшом пансионате города Джеймстауна, а утром следующего дня отправились дальше. Наполеону, который был одет в это утро в ярко-зеленый мундир, подвели великолепного вороного жеребца. Никогда больше Наполеон не бывал в Джеймстауне. По иронии судьбы улица, где он прошел всего один раз, носит сейчас его имя.

Первой резиденцией Наполеона оказалась вилла мистера и миссис Балкомб «Дикая роза». Хозяева радушно приняли знаменитого гостя. Ему были отведены несколько комнат на первом этаже. Более всего Бонапарт обрадовался знакомству с юной дочерью хозяина Бетси, которая, как говорят, была несколько похожа внешне на императрицу Жозефину. Он любил с ней беседовать, задавая множество вопросов, словно учитель. Наполеон расспрашивал молодую англичанку об ее образовании, о жизни на острове. А бывало, принимался проверять ее познания в географии.

- Как называется столица Франции?
- Париж.
- Италии?
- Рим.
- России?
- Сейчас Петербург, раньше - Москва.
- А кто ее сжег?
- Я не знаю, сэр, - Бетси опустила глаза.
- Нет, знаешь, знаешь, - настаивал генерал в игривом тоне. - Это был я. Я ее сжег.

Видя императора столь веселым, Бетси набралась смелости и сказала:
-Я думаю, сэр, русские сами сожгли город, чтобы выгнать французов.
Наполеон засмеялся.

Дом Балкомбов по сей день стоит на своем месте. В этом уютном особняке генерал жил, пока для него сооружали специальные апартаменты. Пальмовая аллея подводит меня к каменной лестнице; теперь наверх, и вот - вход в дом с табличкой, на которой написано, что здесь останавливался Наполеон. Никого, кроме скромного молчаливого представителя музея, в здании нет. Очень тихо. Гостиная с инкрустированной мебелью. Камин, возле которого шел разговор о сожженной Москве. Выглядываю через раскрытое окно в запущенный сад. Вид чудесный: гора, водопад, пальмы...

Семейство Балкомбов, которому принадлежала вилла, в некоторой степени заменила императору его собственную семью. Он беседовал со взрослыми, играл с детьми. В этом же доме Наполеон начал диктовать свои воспоминания. Записывал их прибывший на остров вместе с Наполеоном граф Эммануэль Огюст Дьедонн Мариус Жозеф де Лас-Каз. В противовес длинному имени рост графа был еще меньшим, чем у Наполеона (злые языки говорили, что за это император и взял биографа с собой). Граф спал вместе с сыном на чердаке, в комнате в два квадратных метра, куда помещался лишь матрас, постеленный на пол, и где не было ни одного стула. Зато эти два метра располагались прямо над опочивальней императора. Лас-Каз умиленно писал в своем дневнике, что мог «слышать дыхание Его Величества во время сна и даже отдельные слова!».

Весь день у Наполеона был расписан - иначе время в ссылке тянулось бы бесконечно. В определенные часы он ел, в определенное время играл в шахматы, диктовал свои мемуары. Он вставал в четыре часа утра и до появления солнца над горами занимался садом. Единственным человеком, которому разрешалось входить к нему в любое время, была юная Бетси Балкомб - последняя любовь Наполеона.

На вилле "Дикая роза" Наполеон провел лучшее время из того, что прошло на Святой Елене. Здесь устраивались вечера, на которых собиралось местное общество, здесь Наполеон не был одинок и отрезан от окружающего мира.

Еще не построили гарнизонные заборы, вокруг них не выставили постовых... К генералу был приставлен только один британский офицер, который должен был повсюду его сопровождать. Но вскоре дом в Лонгвуде, строившийся для постоянного проживания Наполеона, был готов, и ему сообщили о возможности переезда в личные апартаменты. Генерал смог отсрочить лишь на несколько дней прощание с семьей Балкомб, сославшись на запах свежеокрашенных стен. Резиденция находилась высоко в горах, на довольно большом расстоянии от Джеймстауна. В городской порт, хоть и редко, но все же приходили суда из Европы, и там теплилось хоть какое-то подобие жизни. Но британскому парламенту было мало лишить Бонапарта родины и семьи; он пытался изолировать его от любых контактов с людьми. Только в Лонгвуде Наполеон действительно почувствовал, что значит быть изгнанником. Одноэтажная резиденция, окруженная длинным каменным забором, находилась на диком, голом утесе, обдуваемом всеми ветрами. В полдень было некуда спрятаться от беспощадного солнца, стоящего в зените. Когда Наполеон приехал сюда, рядом с домом не росло ни единого дерева, был лишь устроенный по тогдашней моде зеленый лабиринт из ровно постриженных низких кустов, не дающих тени. Сегодня парк утратил строгие геометрические очертания, здесь растут вековые деревья (некоторые из них были посажены при Наполеоне, возможно даже им самим). Но главное, что скрашивало его жизнь в Лонгвуде, были редкие визиты Бетси Балкомб, которая использовала любой предлог, чтобы посетить бывшего постояльца. Она виделась с Наполеоном под предлогом помощи отцу, который был поставщиком провизии и "по долгу службы" наезжал в Лонгвуд. В 1818 Балкомбы покинули остров Святой Елены. Быть может, не последнюю роль в этом решении сыграло опасение родителей, что чувство их дочери к лонгвудскому узнику зайдет слишком далеко.

Величайший полководец, проживший последние шесть лет жизни на пустынном утесе, завещал похоронить свои останки в живописном уголке острова, в тени больших деревьев, куда он любил приходить, вырываясь за пределы "тюремной" ограды. Могилу, в которой был похоронен Бонапарт, тоже огородили забором, ибо охранять ссыльного после смерти оказалось некому. Сейчас у могилы - пустующая будка для постового и флагшток с французским триколором.

В 6 часов утра 5 мая 1821 сердце Наполеона перестало биться. Верный слуга накрыл остывающее тело шинелью, в которой Бонапарт встречал солнце победы при Маренго летом 1800 года. Под гром орудийного салюта, которым англичане почтили память своего грозного противника, прах императора упокоился в земле через  4 дня после смерти. 

После революции 1830 года король Луи Филипп приказал вернуть тело Наполеона во Францию и восстановить памятники в его честь. В 1833 статуя Бонапарта была вновь водружена на вершину Вандомской колонны, а 15 декабря 1840 его прах вернулся в столицу.

 Могила Бонапарта на острове Святой Елены и впрямь пуста: его останки были с почестями перевезены в Париж. Великому полководцу все же удалось вырваться из заточения, но лишь после смерти. 

Источники: 

  1. Статья Е. И. Лебедевой из "Энциклопедии Кирилла и Мефодия-2001"(CD)
  2. Статья А. Александера из журнала "ГЕО" #3-2002

Последнее обновление страницы   05.07.03 13:12:38

Домой  Личности  Биография Наполеона

แทงบอล
Hosted by uCoz