Д.Р.Р. ТОЛКИЕН

Начало сайта

Для учёбы

Личности

Почти серьёзно

Ссылки
Об авторе Что нового (Бес)толковый словарь Разное

Здесь размещены электронные варианты книг (в основном худ.лит.)

Д.Р.Р. ТОЛКИЕН

Хоббит, или туда и обратно


     С угрюмыми мыслями,  преследуемые  вороньим карканьем, они вернулись  в
лагерь. Подумать только, в июне они гостили  в прекрасной обители Элронда, а
сейчас, в конце осени, когда близилась зима, эти светлые  мгновения казались
далекими годами.  В  этой  пустыне  карлики были совсем одни. На постороннюю
помощь рассчитывать не  приходилось. Путешествие закончилось, а цель все еще
была так далека! Надежды ни у кого не осталось.
     Однако, как  это  ни странно, лишь  хоббит сохранял  бодрость  духа. Он
часто брал у Торина  карту и ломал голову над рунами лунной надписи, которую
прочел  Элронд. Именно Бильбо настоял  на  том, чтобы карлики начали опасные
поиски потайной двери в западном отроге. Стоянку перенесли в узкую ложбину -
уже,  чем долина  Главных Ворот и  истоков Быстрянки,  - которая  находилась
где-то посреди двух более низких отрогов, уходивших далеко на запад от  горы
и плавно  спускавшихся в  логовину,  где  следы мародерства дракона  были не
столь заметными. Кое-где даже пробилась чахлая трава. Из лагеря, спрятанного
под утесами и громадой горы,  выходили  небольшие отряды  -  искать тропу на
склоне горы. Судя по карте, дверь должна была находиться высоко над долиной,
прямо в скале. Проходили дни, а потайного хода так и не нашли.
     В  конце  концов,  дверь  нашли  благодаря случаю. Фили, Кили  и хоббит
однажды  возвращались  в  лагерь  долиной,  пробиваясь   через  скалы  Южной
оконечности.  Около полудня, крадучись мимо камня, похожего на столб, Бильбо
набрел  на  ведущие  вверх неотесанные каменные выступы, которые  напоминали
лестницу.  Взбираясь  по  ступеням, хоббит  и  карлики обнаружили, что здесь
когда-то  была  узкая  тропинка;  порой она  обрывалась, а  порой  отчетливо
виднелась среди скал, теряясь где-то на вершине Южного утеса и заканчивалась
устремившимся к северу узким карнизом. Поглядев вниз, разведчики поняли, что
над  долиной  нависла скала. Они глянули на  лагерь - крошечную точку далеко
внизу. Молча,  прижимаясь  спинами  к стене,  карлики  и хоббит  растянулись
гуськом по  карнизу.  Поворот  -  и  они уже на маленькой,  укрытой  скалами
площадке - тихой и безмолвной. Снизу она была невидна из-за отвесных утесов,
а издали она казалась крошечной щелью. Это была не пещера - вверху виднелось
небо. В самом дальнем конце площадки стена была плоской и гладкой, будто над
ней  работал камнерез, но ни единой подпорки,  ни малейшего  признака порога
или притолоки, ручки, засова или замочной скважины -  ничего этого  не было,
однако никто не сомневался, в том, что заветная дверь наконец найдена.
     Карлики  стучали в  нее,  били, толкали, пытались  открыть, произносили
обрывки разрывных  заклинаний,  да без толку. Они  вымотались настолько, что
уселись  на скудные клочья  травы,  и  только поздним  вечером спустились  в
лагерь.
     Этой ночью на  стоянке  царило  возбуждение. К утру  все  было собрано.
Только  Бофур и  Бомбур остались стеречь пони и большую  часть привезенной с
реки  поклажи.  Остальные  спустились  в  ложбину,  а  потом  поднялись   по
новонайденной  тропе к узкому  карнизу.  Никто не нес  с  собой  ни тюков ни
мешков; на такой высоте - сто пятьдесят локтей - захватывало дух, тем более,
что внизу были острые  скалы. К поясу каждого были прикреплены прочные мотки
веревки. Особых  происшествий не было,  и  вскоре  отряд вышел  на  поросшую
травой площадку.
     Здесь карлики разбили третью стоянку. Все, что было нужно, поднимали на
веревках.  Тем же  путем  спускали пронырливых карликов  (таких, как  Кили),
чтобы разведать местность или сменить дозорных, когда на площадку  поднимали
Бофура. Бомбур не захотел подниматься ни под каким видом.
     -  Я слишком толст для таких прогулок,  - бурчал  он.  - У меня  голова
закружится, я  наступлю  себе на бороду и нас опять будет тринадцатеро! Я не
муха, чтоб летать над обрывом, а ваши веревки меня не выдержат.
     К счастью, он оказался неправ.
     Однажды, разведывая тропу возле карниза, карлики нашли дорогу,  которая
убегала  далеко вверх по склону. Тем не менее, они побоялись отходить далеко
от  стоянки,  да  это  было и  ни  к чему.  Там  царила мертвая  тишина,  не
нарушаемая  даже  птичьими  криками.  Лишь ветер стонал  среди скал. Карлики
перешептывались и не осмеливались  кричать: мало ли  что  может затаиться  в
утесах  и расселинах. У тех, кто оставался возится с потайной дверью, ничего
не  получалось. Они были  слишком заняты, чтобы возиться с картой  и лунными
рунами, пытаясь  узнать, где приблизительно в гладкой скале укрыта дверь. Из
Озерного города  карлики привезли  много  кирок, заступов,  лопат  и  мотыг,
которыми было  решено воспользоваться в  первый и последний раз: ударами  об
камень карлики  содрали  руки до крови, стальные наголовники  смялись, будто
это была простая жесть, а чары оказались слишком крепкими. Но страшнее всего
было раскатистое Эхо.
     Бильбо в одиночестве сидел на пороге - так в шутку прозвали травянистую
площадку,  припомнив слова хоббита в  тот вечер, когда в его норке случилось
нежданное  пиршество,  дескать  посижу,  мол,  на  пороге,  пока  ничего  не
придумается. Хотя, на самом деле, никакого порога не было. Чем  чаще карлики
терялись в догадках, тем мрачнее они становились.
     Они немного  обрадовались, отыскав  дверь,  но  вскоре и вовсе  сникли;
отказываться от цели карлики не собирались. Хоббиту тоже ничего не приходило
в  голову. Он так бы ничего и не делал, только сидел бы, прислонясь спиной к
утесу, и  смотрел  бы  на  запад,  где  за темной стеной  Черной  пущи стоят
крошечные пики Мглистого хребта,  такие крошечные, что и не разглядеть. Если
карлики приставали к Бильбо с расспросами, то слышали в ответ:
     - Вы же сами сказали сидеть на пороге и  думать, как пробраться внутрь,
а не входить в пещеру. Вот я сижу и соображаю.
     Но хоббит думал только о своей норке.
     Посреди площадки лежал огромный серый валун  похожий на обломок  скалы.
Хоббит угрюмо  смотрел на камень, наблюдая за улитками.  Казалось,  им одним
нравилось жить на этой площадке с холодными скалистыми  стенами. Улиток было
много. Медлительные, большие и липкие...
     - Завтра будет последняя неделя осени, - как-то заметил Торин.
     - А потом - зима, - проворчал Бифур. ..далее 




Все страницы произведения: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126

Последние изменения на странице произошли 29-07-2004

Hosted by uCoz