Д.Р.Р. ТОЛКИЕН

Начало сайта

Для учёбы

Личности

Почти серьёзно

Ссылки
Об авторе Что нового (Бес)толковый словарь Разное

Здесь размещены электронные варианты книг (в основном худ.лит.)

Д.Р.Р. ТОЛКИЕН

Хоббит, или туда и обратно


     Миг  был знаменательным,  а это  значило,  что Торин  снова  взялся  за
красноречие. Бильбо не выдержал.
     - Если ты считаешь, о Торин Дубощит, сын Траина, -  рассердился хоббит,
-  что мне первому придется  лезть  в эту нору, то так и говори, да отрастет
твоя борода!  А  то  я могу и  отказаться. Я вас  всех и так уже два раза из
передряг вытаскиваю, а в сделке ничего такого не было. Но, как говаривал мой
отец, третий  раз окупает все с лихвой, -  вот я и согласен. Может, я сейчас
больше,  чем  когда-либо  поверил в свою  удачу,  - (Бильбо имел  в виду  те
весенние дни, когда  он вовсе и  не думал  отправляться в приключение, и ему
казалось, что с тех пор прошло много лет). - Но, в любом случае, я загляну в
эту нору и выйду оттуда. Кто со мной?
     Хоббит  не ожидал  услышать хор добровольцев, и  поэтому  нисколько  не
разочаровался. Фили и Кили  смущенно переминались  с ноги на ногу, остальные
промолчали.  Балин, который  успел привязаться  к Бильбо, предложил провести
хоббита вглубь и, если понадобится, позвать подмогу.
     Это  было  даже  больше, чем  можно  было бы  ожидать  от карликов, они
действительно хорошо заплатили бы хоббиту за  труды, и не возражали бы, если
бы он сделал за них всю грязную  работу, тем более, что взяли они его именно
для этого, и не без согласия Бильбо. Попади хоббит в беду -  карлики сделали
бы все возможное, чтобы спасти его, как в случае с троллями, когда хоббит не
совершил еще ничего такого, за что его можно было бы благодарить. У карликов
это  в  обычае:  никаких  безрассудных геройств, расчетливость, знание  цены
деньгам;  некоторые из них тороваты, некоторые  -  скаредны,  а некоторые  -
просто злодеи, другие же вовсе не такие, вроде Торина и его спутников.
     Когда  хоббит крадучись вошел в пещеру, на темном небе зажглись звезды.
Идти было гораздо легче, чем он  ожидал. Это были не подземелья гоблинов или
неотесанные пещеры лесных эльфов:  проход был  вырублен еще  в пору величия,
богатства  и расцвета  мастерства карликов -  совершенно  прямой, с  гладким
полом и ровными стенами, медленно убегающими вниз, в темноту.
     Немного погодя  Балин  пожелал хоббиту  удачи и остался  в  том  месте,
откуда еще можно было разглядеть  бледный  окоем  двери и расслышать  слабые
отзвуки  шептавшихся снаружи голосов. Оббит надел кольцо и,  предупреждаемый
эхом идти как  можно тише, бесшумно  пробирался  все ниже. Бильбо был уже не
тем  хоббитом,  который когда-то  покинул  Суму,  не захватив даже  носового
платка,  без денег,  да и  зачем они ему сейчас.  Он спрятал кинжал в ножны,
потуже прикрепил их к поясу и пошел.
     - Вот теперь ты совсем  завяз, Бильбо Бэггинс, -  сказал себе хоббит. -
Влез  по уши в тот злосчастный  вечер, когда пирушку  устроил, а теперь и не
выкарабкаешься! Ох-хо-хо, дураком был, дураком и остался! - заговорила в нем
Туковская кровь. - Ведь  все эти драконовы  сокровища-то мне без надобности,
чтоб  им тут лежать веки вечные. Если  бы  это был сон,  то я бы проснулся в
своей уютной норке, а не в этой растреклятой пещере!
     Конечно, он не проснулся, а шел, пока дверь совсем не скрылась из виду.
Теперь Бильбо был совсем один. Вроде бы  потемнело. "А вдруг впереди пожар?"
- подумал хоббит.
     Пожар не пожар, но впереди становилось все жарче. Вскоре перед хоббитом
заполыхало красное пламя. Бильбо  вспотел, прямо в лицо ему ударили  слабые,
но многочисленные струйки пара. Все  громче  слышалось  сопение зверя такое,
словно это храпел огромный кот,  а  неподалеку  в  раскаленном котле бурлила
ключом  вода.  Внизу храпело нечто огромное  красное  и  пышущее  жаром. Тут
Бильбо остановился. А потом все-таки решился - продолжил  путь. Произошедшее
дальше  было поразительным,  ибо хоббит преодолел свой страх, хотя прекрасно
знал о поджидающей  его опасности. И вот,  он идет вниз,  видит проход точно
такой  же ширины и высоты,  как потайная дверь, просовывает в него голову  и
видит  то  ли  огромную  кладовую,  то  ли  подземный зал  древних карликов,
выдолбленный у самых корней  горы.  Беспредельный  во  тьме.  По полу бегают
отблески огня, а впереди - он.
     Да, именно он, Смауг, огромный  красно-золотой дракон. Лежит и спит. Из
его пасти и ноздрей вырываются пар и  кольца дыма, но пламя  будто бы тлеет.
Под его лапами  и  огромным  кольчатым  хвостом  по  всей  пещере  рассыпаны
несметные богатства -  обработанное  и  необработанное  золото, самоцветы  и
драгоценные камни, проржавевшее от бликов его панциря серебро.
     Смауг лежал,  сложив крылья, как огромная летучая мышь,  и накренившись
немного набок, так что хоббит видел его белесое брюхо, к которому от долгого
лежания прилипли золотые слитки и самоцветы. А на стенах, насколько позволял
это  увидеть  мрак, висели  кольчуги, шлемы, секиры,  мечи  и копья; на полу
рядами стояли доверху наполненные сокровищами горшки.
     Сказать, что  у  Бильбо перехватило дух, - значит не сказать ничего. Не
осталось слов, чтобы выразить столь сильное изумление,  с тех пор, как  люди
изменили языки эльфов, перенятый у  последних в дни молодости мира. Бильбо и
раньше  доводилось  слышать песни и  легенды  о  сокровищах драконов, но  он
никогда не мог  постичь их блеска, могущества  и  великолепия.  В его сердце
появилась  жажда самому обладать всеми богатствами  горы.  Хоббит застыл  на
месте  и  не смог  оторвать взгляда от  золотых россыпей, совсем  позабыв об
ужасном страже. А  золото  притягивало;  Бильбо казалось, что он любуется им
целую  вечность,  и вдруг он  поневоле  вступил в дверной проем,  подошел  к
ближайшему концу горы, на которой лежал дракон, зловещий даже во сне, быстро
ухватил большую двуручную чашу, какую только  можно было поднять, и тревожно
посмотрел вверх. Смауг  пошевелил  крылом, зевнул и  затих. Бильбо опрометью
кинулся прочь. Но дракон все еще спал и видел новые сны, полные жестокости и
насилия, пока хоббит бежал по темной пещере. Сердце Бильбо едва не выскочило
из груди, а ведь оно едва не остановилось, когда хоббит спускался в нору. Но
он  крепко-накрепко  сжимал чашу  и  думал: "Получилось! Вот  теперь карлики
увидят, какой я лавочник! Самый что ни на есть вор!"
     Так  и  было.  Радость Балина, когда он  увидел  хоббита,  смешалась  с
изумлением.  Он  взял  хоббита на руки и вынес из  пещеры.  Было  далеко  за
полночь,  и тучи заволокли  звезды, но  Бильбо  лежал на земле,  не открывая
глаз, прерывисто дышал и радовался холодному  ночному воздуху, не обращая ни
малейшего  внимания  на  ликование карликов, их  похвалы, хлопки по спине  и
предложения различных услуг от них и будущих потомков.
     Карлики все  еще вертели  чашу,  передавая ее  из  рук в руки и  весело
болтая о возвращении  своих богатств,  как вдруг из горных  недр  послышался
мерный  рокот, внезапно прерванный страшным ревом, словно старая огнедышащая
гора пробудилась от долгой спячки. Дверь почти закрылась, но захлопнуться ей
мешал  камень, который подложил  кто-то  из карликов. Тут из  пещеры донесся
грохот такой силы, что под ногами у карликов затряслась земля.
     Радость и  бахвальство сменились  ужасом.  Со  Смаугом  еще приходилось
считаться. Своими кладами  драконы не пользуются,  но если они долго владеют
своим золотом, то знают о  нем все, вплоть до мельчайшей  крупинки,  и здесь
Смауг  не  был исключением. От  беспокойного  сна,  в  котором  его тревожил
храбрый маленький  воин с мечом, дракон  перешел к дреме и, немного  времени
спустя, к долгому пробуждению. В пещере стоял  незнакомый запах.  Не из этой
ли  маленькой  норы? Дракону она всегда  не нравилась, и  ему было невдомек,
почему  он не завалил  ее  еще раньше. А  совсем  недавно  оттуда доносилось
глухое   постукивание.   Смауг   приподнялся,   медленно  вытянул   шею   и,
принюхиваясь, пополз  по залу,  пристально  всматриваясь в  свои  богатства.
Считал - и недосчитался чаши.
     Воры! Пожар! Убийство! Такого еще не  бывало с тех самых пор,  когда он
завладел горой! Гнев дракона был неописуем, словно это был богач, у которого
украли  совсем   ненужную  безделушку.  Пламя  Смауга   разгоралось,  пещеру
заволокло дымом, а  от неистового рева задрожали корни горы. Он сунул голову
в нору, но тщетно. Тогда дракон взревел так, будто  загремел  гром, и пополз
из своего логова - по древним палатам - к Главным Воротам. ..далее 




Все страницы произведения: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126

Последние изменения на странице произошли 29-07-2004

Hosted by uCoz