Толкиен

Д.Р.Р. ТОЛКИЕН

Начало сайта

Для учёбы

Личности

Почти серьёзно

Ссылки
Об авторе Что нового (Бес)толковый словарь Разное

Здесь размещены электронные варианты книг (в основном худ.лит.)

Д.Р.Р. ТОЛКИЕН

Властелин колец


     "Это,  -  пишет он,  -  единственное  искусство, которое мы твердо и по
совести можем считать  нашим  собственным  изобретением.  Неизвестно,  когда
хоббиты начали курить,  во  всех наших легендах и семейных историях это само
собой  разумеется,  многие  века народ  Хоббитании  курил  различные  травы,
смрадные  и благоуханные.  Однако все  летописи сходятся в том, что  Тобольд
Громобой из Длиннохвостья в Южном уделе первым вырастил настоящее  трубочное
зелье в своем огороде во дни Изенгрима Второго, год примерно 1070-й согласно
Летосчислению  Хоббитании (Л.  X.).  Лучшее  наше  зелье по-прежнему  там  и
растет, в особенности же сорта, ныне известные  под названием "Длиннохвостая
травка", "Старый Тоби" и "Южная звезда".
     Каким образом Старый Тоби разнюхал это растение - неизвестно; сам он на
смертном одре ни в чем  не признался. По части трав он был знаток, но отнюдь
не путешественник. По слухам,  в юности он часто бывал в Пригорье, но  далее
Пригорья, как это в точности выяснено, никуда не отлучался. Весьма вероятно,
что именно  в Пригорье он растение  и  отыскал: там, кстати  говоря,  оно  и
поныне произрастает на южных склонах. Хоббиты-пригоряне утверждают, будто им
впервые пришло в  голову курить трубочное  зелье.  Они,  разумеется, во всем
стремятся опередить жителей Хоббитании, которых называют "колонистами"; но в
данном случае, полагаю, они не совсем не правы. Искусство курения подлинного
зелья, несомненно, берет свое начало в Пригорье: оттуда оно распространилось
среди  гномов и других мимоходцев - Следопытов, Магов и им  подобных бродяг,
которые и сейчас сходятся  на  этом древнейшем дорожном  перекрестке.  Таким
образом,   следует   признать   первоисточником  и  центром  распространения
вышеупомянутого искусства старинный  пригорянский трактир  "Гарцующий пони",
который с незапамятных лет содержит семья Наркисс.
     И  тем  не  менее  наблюдения,   произведенные   мною   во  время  моих
неоднократных  путешествий  на  юг,  убедили  меня,  что  зелье,  подлежащее
курению, произрастает не  только в нашей  части света, но также и в низовьях
Андуина, куда его, очевидно, завезли морским путем люди Западного Края. Ныне
оно изобилует  в землях Гондора и  растет  там не в пример пышнее, нежели на
севере, где отнюдь  не  является дикорастущим,  но требует  тепла  и  ухода,
подобно как  в Длиннохвостье. Гондорцы  называют его "сладкий табак" и ценят
лишь  за благоухание цветов.  Оттуда по  Неторному  Пути его могли занести в
наши  места  на  протяжении  долгих  столетий  между  княжением  Элендила  и
нынешними днями. Но гондорские дунаданцы и те признают, что хоббиты  первыми
надумали  курить  эту траву. Даже  маги до этого  не  додумались. Правда,  в
минувшие дни  знавал я одного мага,  который был не чужд нашему искусству  и
преуспел в нем, как и во всем, за что брался".



      3. О БЛАГОУСТРОЙСТВЕ ХОББИТАНИИ



     Хоббитания  делилась на  четыре  удела: Северный,  Южный,  Восточный  и
Западный,  а уделы  -  на  округа,  именовавшиеся в  честь  самых  древних и
почтенных  местных родов, хотя  потомки  этих родов  обитали порой совсем  в
другой  части Хоббитании.  Почти все Кролы по-прежнему жили в Укролье; но  с
Торбинсами  и  Булкинсами,  например,  дело  обстояло  иначе. Помимо уделов,
имелись  еще Восточные и Западные  Выселки: Восточные - это Заячьи  Холмы, а
Западные были прирезаны к Хоббитании в 1164 году (Л. X.).
     В ту давнюю пору, о которой мы ведем речь, в  Хоббитании почти что и не
было  никакого  "правительства".  Каждый род  сам,  как умел,  разбирался со
своими делами - большей  частью насчет того,  как вырастить получше урожай и
как  вкуснее  прокормиться.  А  в  остальном  хоббиты  были более  или менее
покладистые,  вовсе не жадные;  привычно  довольные своим, на  чужое они  не
зарились - так что земли, фермы,  мастерские и заведения хозяев не меняли, а
мирно переходили по наследству.
     Издревле помнилось, конечно, что был когда-то великий князь в Форносте,
или, как переиначили хоббиты, в Северне, где-то там, к северу от Хоббитании.
Но  князя-то  уже  не  было  чуть не тысячу лет, и даже  развалины  княжьего
Северна  заросли травой. Однако  же хоббиты  по-прежнему говорили  про диких
зверей  и про нечисть  вроде  троллей, что им и князь не  указ, какой  с них
спрос. От стародавнего  князя они вели  все свои законы и порядки и блюли их
истово и по доброй воле, потому что законы  -  они  и  есть самые правильные
Правила, и тебе древние, и справедливые.
     Древнейшим  родом испокон  веков  были  у  них  Кролы: титул  Хоббитана
перешел к ним (от Побегайков) много сот лет назад, и с тех пор его неизменно
носил   старейшина  Крол.   Хоббитан  главенствовал  на  всеобщих   сходках,
предводительствовал дружиной и ополчением, но и дружина и ополчение потребны
были лишь в случае  опасности,  а случаев  таких  давным-давно не бывало,  и
титул Хоббитана  стал всего лишь знаком почтения.  Род Кролов, и то сказать,
был  в  большом почете  как весьма многочисленный  и чрезвычайно  богатый; в
каждом  поколении  рождались Кролы  особого  склада и  очень уж  не  робкого
десятка.  Подобные  их свойства терпеть терпели  (все ж  таки богачи), но не
одобряли.  Однако старейшину рода по-заведенному называли по всей Хоббитании
Наш Крол,  а если нужно было, то  и добавляли к его имени  порядковый номер:
скажем, Изенгрим Второй.
     На деле же единственной  властью был  городской голова  Землеройска  (а
заодно и  всей Хоббитании),  которого переизбирали раз  в семь лет во  время
Вольной Ярмарки на  Светлом нагорье, в те три или четыре летних дня, которые
у хоббитов  делили  год  надвое и  назывались "прилипки". Голова обязан  был
главным  образом  возглавлять  большие  пиршества   по  случаю  хоббитанских
праздников,  довольно-таки  частых.  Но  вдобавок он  исправлял  обязанности
Начальника  Почтовых  Дел   и   Старшины  Ширрифов,  так  что.  его  заботам
препоручалась Доставка  посланий, а  также Управа благочиния. Никаких других
услуг в  Хоббитании не имелось, и с посланиями забот было куда больше, чем с
благочинием. Отнюдь не каждый хоббит знал грамоту, но уж если знал, то писал
всем своим друзьям (и избранной родне) - всем, кого за дальностью проживания
нельзя было навестить, гуляючи после обеда.
     Ширрифами хоббиты называли свою  стражу  -  вернее сказать, тех, кто им
таковую заменял. Формы они, конечно, не носили  (ничего подобного и в помине
не  было),  только втыкали  перо  в  шапку  и  были  скорее  сторожами,  чем
стражниками,  -  следили  не  за  народом,  а  за  зверьем.  Всего  их  было
двенадцать, по  три в каждом уделе,  и занимались они там  удельными делами.
Кроме  них,   был  еще   непостоянный  числом  отряд,   которому  поручалось
"обхаживать границы", чтоб никакие чужаки, будь то Громадины или мелюзга, не
натворили в Хоббитании безобразий.
     В  те времена, когда начинается наша повесть, от пролаз, как назывались
непрошеные  гости,  прямо-таки  отбою  не  стало.  Четыре  удела  Хоббитании
обменивались известиями и слухами о невиданных зверях и непонятных  чужаках,
которые рыскали возле границ, частенько нарушая их:  это был первый признак,
что  жизнь  идет не совсем так,  как надо, как было всегда, - ведь об  ином,
давно забытом, глухо  напоминали только самые старинные сказания. Тогда  еще
никто не  понимал, в чем дело, даже  сам Бильбо. Шестьдесят лет минуло с тех
пор, как он пустился в  свое памятное  путешествие;  он  был  стар, даже  по
хоббитскому счету, хотя у них, в общем, было принято доживать до ста лет; но
богатства,  привезенные  им,  судя по всему, не истощились.  Много или  мало
осталось у  него  сокровищ  -  этого  он  никому не открывал, даже  любимому
племяннику Фродо. И ни о каком кольце тоже речи не было.



      4. О ТОМ, КАК НАШЛОСЬ КОЛЬЦО



     Как рассказано в книге  "Хоббит", однажды к  Бильбо  явился великий маг
Гэндальф  Серый, а с ним тринадцать гномов: царь-изгнанник  Торин  Дубощит и
двенадцать   его  сотоварищей.  Апрельским  утром  1341  года  от  заселения
Хоббитании Бильбо, сам себе на удивление, вдруг отправился далеко на  восток
возвращать  гномам  несметные сокровища,  скопленные  за  много  столетий  в
Подгорном Царстве. Им  сопутствовал успех: от дракона,  который стерег клад,
удалось избавиться. Решила  дело Битва Пяти Воинств, в которой погиб Торин и
совершено было много ратных подвигов; однако долгая  летопись  Третьей эпохи
упомянула бы об  этом в одной, от силы в двух строках, когда б не одно вроде
бы случайное происшествие по дороге.
     Во  Мглистых  горах,  по пути  к Глухоманью, на  путников напали  орки;
Бильбо отстал  от  своих  и потерялся  в  черном лабиринте копей. Пробираясь
ползком и ощупью,  он нашарил какое-то  кольцо  и не долго думая положил его
себе в карман просто как случайную находку.
     В  тщетных  поисках выхода он забрел  в самую  глубь горы, к  холодному
озеру, посреди которого на каменном  островке жил Горлум, мерзкое существо с
белесыми  мерцающими глазами.  Он  плавал на плоскодонке, загребая  широкими
плоскими ступнями, ловил  слепую рыбу длинными когтистыми пальцами и пожирал
ее сырьем. Он  ел  всякую живность,  даже  орков,  если удавалось поймать  и
задушить  кого-нибудь без  особой  возни.  У  него  было  тайное  сокровище,
доставшееся ему  давным-давно,  когда  он еще жил наверху, на  белом  свете:
волшебное золотое кольцо. Если  его  надеть,  становишься невидимкой. Только
его он и любил, называл "прелестью" и разговаривал с ним, даже когда не брал
с собою.  Обычно  не брал:  он его  хранил в  укромном  месте на островке  и
надевал, только если шел охотиться на орков.
     Будь кольцо при нем, он бы, наверно, сразу кинулся на Бильбо, но кольца
при нем  не было, а хоббит держал в  руке  эльфийский кинжал, служивший  ему
мечом. И  чтобы оттянуть время, Горлум предложил Бильбо  сыграть  в загадки:
если тот какую-нибудь не отгадает,  то Горлум убьет его и  съест,  а если не
отгадает Горлум, то он выведет Бильбо наружу.
     Бильбо  согласился:  смертельный  риск  был  все же  лучше  безнадежных
блужданий, и они загадали друг другу немало загадок. Наконец Бильбо выиграл,
хотя выручила  его  не  смекалка,  а  опять-таки случайность:  он  запнулся,
подбирая  загадку  потруднее,   зачем-то  полез  рукой  в  карман,   нащупал
подобранное  и забытое  кольцо и  растерянно вскрикнул: "Что  там  у меня  в
кармане?". И Горлум не отгадал - с трех попыток.
 ..далее 




Все страницы произведения: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 204 205 206 207 208 209 210 211 212 213 214 215 216 217 218 219 220 221 222 223 224 225 226 227 228 229 230 231 232 233 234 235 236 237 238 239 240 241 242

Последние изменения на странице произошли 29-07-2004

Hosted by uCoz