Д.Р.Р. ТОЛКИЕН

Начало сайта

Для учёбы

Личности

Почти серьёзно

Ссылки
Об авторе Что нового (Бес)толковый словарь Разное

Здесь размещены электронные варианты книг (в основном худ.лит.)

Д.Р.Р. ТОЛКИЕН

Властелин колец


     Он   резко   встал,   и   его   белое    одеяние   внезапно   сделалось
переливчато-радужным, так что у меня зарябило в глазах.
     "Белый цвет заслужить нелегко, -  сказал я.  - Но  еще  труднее обелить
себя вновь".
     "Обелить? Зачем? - Саруман усмехнулся. - Белый цвет нужен Мудрым только
для  начала. Отбеленная  или  попросту белая  ткань  легко  принимает  любой
оттенок, белая бумага - любую мудрость".
     "Потеряв белизну, -  упорствовал я. - А Мудрый остается истинно мудрым,
лишь пока он верен своему цвету".
     "Довольно! - резко сказал Саруман. - Мне некогда слушать твои поучения.
Ибо я вызвал тебя в свой замок, чтобы ты сделал окончательный выбор".
     Саруман  приосанился  и произнес  речь -  по-моему,  он  ее  приготовил
заранее: "Предначальная Эпоха  миновала,  Гэндальф. Средняя тоже  подходит к
концу.  Начинается  совершенно новая  эпоха.  Годы эльфов  на земле сочтены;
наступает  время  Большого  Народа,  и  мы призваны  им  управлять.  Но  нам
необходима  полнота  всевластья,  ибо лишь  нам, мудрейшим из  Мудрых,  дано
знать, как устроить жизнь, чтобы люди жили мирно и счастливо.
     Послушай,  Гэндальф,  мой   друг   и   помощник,  -  продолжал  Саруман
проникновенно и вкрадчиво, - о нас  с тобою я говорю  мы,  в надежде, что ты
присоединишься  ко мне. На земле  появилась Новая Сила.  Перед ней бессильны
прежние Союзы. Время нуменорцев и эльфов прошло. Я сказал - выбор,  но у нас
его  нет. Мы  должны поддержать Новую Силу. Это мудрое  решение, поверь мне,
Гэндальф.  В  нем - единственная наша надежда.  Победа Новой Силы  близка, и
поддержавших  ее ждет  великая награда. Ибо с возвышением  Новой  Силы будут
возвышаться и ее союзники; а Мудрые  - такие,  как мы с тобой,  - постепенно
научатся ею управлять. О наших планах никто не  узнает, нам  нужно дождаться
своего часа, и сначала  мы будем  даже  осуждать жестокие методы Новой Силы,
втайне  одобряя ее конечную цель - Всезнание, Самовластие  и Порядок,  - то,
чего мы мечтали  добиться, а наши слабые или  праздные друзья  больше мешали
нам, чем  помогали.  Нам не нужно - и  мы  не  будем - менять наши цели,  мы
изменим лишь способы, с помощью которых мы к ним стремились".
     "А  теперь послушай меня, Саруман, - сказал я ему, когда он умолк. - Мы
не раз  слышали  подобные речи, но  их  произносили глашатаи  Врага,  дурача
доверчивых и наивных. Неужели  ты вызвал меня для того,  чтобы повторить мне
их болтовню?"
     Он  искоса  глянул  на  меня  и спросил: "Так тебя не  прельщает дорога
Мудрейших?  Все еще не прельщает?  Ты не хочешь понять, что  старые средства
никуда не  годятся? - Саруман положил мне руку на плечо и тихо сказал, почти
прошептал:  - Мы должны завладеть  Кольцом Всевластья.  Вот  почему  я  тебя
призвал.  Мне служат многие глаза и уши, я  уверен - ты знаешь, где хранится
Кольцо. А иначе зачем  бы  тебе  Хоббитания - и  почему туда  же пробираются
назгулы?"  Саруман  посмотрел на  меня  в упор,  и в  его  глазах  полыхнула
алчность, которую он не в силах был скрыть.
     "Саруман, - отступив, сказал я ему, -  нам обоим известно, что у Кольца
Всевластья может  быть только один хозяин, поэтому не  надо  говорить мы. Но
теперь, когда я узнал твои помыслы, я ни слова не  скажу тебе про Кольцо. Ты
был Верховным Мудрецом Совета,  однако тебе невмоготу быть Мудрым. Ты, как я
понял,  предложил  мне  выбор  -  подчиниться Саурону  или  Саруману.  Я  не
подчинюсь ни тому, ни другому. Что-нибудь еще ты можешь предложить?"
     Он глянул на меня холодно и с угрозой. "Я и  не  надеялся, - проговорил
он, - что ты проявишь благоразумие Мудрейшего - даже  ради своей собственной
пользы; однако  я  дал  тебе  возможность  выбрать,  и  ты  выбрал  воистину
глупейшее упрямство. Что ж, оставайся покуда здесь".
     "Покуда - что?" - спросил его я.
     "Покуда ты не откроешь  мне, где хранится Кольцо,  - ответил он мне.  -
Или  покуда  оно не отыщется  вопреки  твоему  малоумному упрямству.  Тогда,
вероятно,  Державный Властитель сможет  заняться второстепенными  делами. Он
решит, к примеру, какой награды заслуживает упрямство Гэндальфа Серого".
     "Решить-то, пожалуй, ему будет просто,  - проговорил  я, - да легко  ли
выполнить?" Но Саруман только издевательски рассмеялся, ибо он знал не  хуже
меня, что я произношу пустые слова.
     Меня  отвели  на  Дозорную  площадку, с  которой  Саруман наблюдает  за
звездами: спуск оттуда  - витая лестница в несколько тысяч каменных ступеней
- охраняется внизу отрядом стражников; да и ведет эта лестница во внутренний
двор. Оставшись один, я оглядел  долину,  некогда покрытую цветущими лугами,
теперь лугов здесь почти не  осталось: я видел черные провалы  шахт, плоские
крыши  оружейных  мастерских   и  бурые  дымки  над  горнами  кузниц.  Дымки
подымались отвесно вверх, ибо долина защищена от ветра поясом скал, и сквозь
дымное  марево,  которое  окутывало  башню  Ортханка, мне  были  видны  стаи
волколаков и отряды  хорошо вооруженных орков - Саруман собирает собственное
воинство,  значит,  Врагу он  еще  не подчинился.  Крохотной  была  Дозорная
площадка  - я  не мог согреться даже ходьбой,  а вечные ледники  дышали вниз
холодом, и в долину сползали промозглые туманы, но  горше дыма  изенгардских
кузниц,  мучительней  холода  и  сильней одиночества  меня  терзали мысли  о
Всадниках, во весь опор скачущих к Хоббитании.
     Я был убежден, что это назгулы, хотя и не верил теперь Саруману; однако
про  назгулов  он  не  солгал,  ибо по  дороге  я  слышал известия,  которые
подтвердили  его слова. Мне  было страшно за  друзей в Хоббитании, и все  же
меня не покидала надежда: я надеялся, что Фродо, получив письмо, не медля ни
дня,  отправился в Раздол и Черные Всадники  его  не нашли. Однако жизнь все
переиначила.  Я надеялся  на исполнительность  хозяина  трактира  и опасался
могущества  Властелина  Мордора. Но  Лавр  забыл отправить  письмо, а девять
прислужников  Черного  Властелина оказались слабее, чем я о  них думал,  - у
страха, как известно, глаза велики,  и я,  пойманный  в  Саруманову ловушку,
одинокий,  испуганный  за  своих  друзей, переоценил  могущество  и мудрость
Врага.
     -  Я  видел  тебя! -  вдруг воскликнул  Фродо. -  Ты  ходил, словно  бы
заключенный в темницу - два шага вперед и два назад, - но тебя ярко освещала
луна!
 ..далее 




Все страницы произведения: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 204 205 206 207 208 209 210 211 212 213 214 215 216 217 218 219 220 221 222 223 224 225 226 227 228 229 230 231 232 233 234 235 236 237 238 239 240 241 242

Последние изменения на странице произошли 29-07-2004

Hosted by uCoz