Д.Р.Р. ТОЛКИЕН

Начало сайта

Для учёбы

Личности

Почти серьёзно

Ссылки
Об авторе Что нового (Бес)толковый словарь Разное

Здесь размещены электронные варианты книг (в основном худ.лит.)

Д.Р.Р. ТОЛКИЕН

Властелин колец


     Существуют  разногласия  насчет того,  можно  ли  считать  этот  вопрос
загадкой,  отвечающей строгим  правилам игры; но  все  согласны, что раз  уж
Горлум  взялся  отвечать, то  обязан  был  соблюсти уговор. Этого от него  и
потребовал Бильбо, несколько опасаясь,  что  скользкая  тварь как-нибудь его
обманет, хотя  такие уговоры издревле считаются  священными  у  всех,  кроме
самых отпетых  злодеев. Но за века одиночества  и тьмы  душа  Горлума  стала
совсем черной, и предательство было ему нипочем.  Он пронырнул темной  водой
на  свой островок  неподалеку от берега, оставив Бильбо  в недоумении.  Там,
думал Горлум,  лежит  его  кольцо.  Он был голоден  и  зол, и ему  ли, с его
"прелестью", бояться какого-то оружия?
     Но кольца на островке не было:  потерялось, пропало. От истошного визга
Горлума  у Бильбо мурашки поползли по спине, хотя он сначала не  понимал,  в
чем дело. Зато Горлум пусть поздно, но понял. "Что там у  него в карманцах?"
- злобно завопил он.  С  бешеным зеленым огнем в глазах  он поспешил назад -
убить  хоббита,  отобрать  "прелесть". Бильбо  спохватился в  последний миг,
опрометью  бросился от  воды - и  снова  его спасла  случайность. Удирая, он
сунул руку в карман,  и кольцо оказалось у него на пальце.  Горлум промчался
мимо: он торопился  к выходу, чтобы устеречь "вора". Бильбо осторожно крался
за  ним; из ругани и жалобного бормотанья Горлума, обращенного к "прелести",
хоббит  наконец разобрался во  всем,  и  сквозь мрак безнадежности забрезжил
просвет  надежды.  С  волшебным кольцом  он мог  спастись  и от орков, и  от
Горлума.
     Остановились они  у  незаметного  лаза  -  потайного  прохода к  нижним
воротам копей на восточном склоне. Здесь Горлум залег в засаде, принюхиваясь
и прислушиваясь, и Бильбо хотел было его заколоть - но верх взяла жалость. И
хотя кольцо он себе оставил - без него надеяться было не на что, - однако же
не поддался соблазну убить  захваченную врасплох  злосчастную тварь. В конце
концов,  собравшись с  духом, он перескочил через Горлума и побежал  вниз по
проходу, а за ним неслись  отчаянные и  яростные  вопли: "Вор, вор!  Ворюга!
Навсегда ненавистный Торбинс!"
     Любопытно, что  своим спутникам Бильбо сперва рассказал все это немного
иначе: будто бы Горлум  обещал ему "подарочек", если он победит в игре;  но,
отправившись на свой островок за проигранным сокровищем - волшебным кольцом,
когда-то  подаренным  ему на день рождения, - обнаружил,  что  оно  исчезло.
Бильбо  догадался,  что это самое  кольцо он и нашел;  а раз он  выиграл, то
имеет  на него  полное право.  Но выбраться-то ему все  равно было  надо,  и
поэтому, умолчав  о кольце, он заставил Горлума показать  ему  дорогу взамен
обещанного "подарочка". Так он и записал в своих воспоминаниях и своей рукою
не изменил в них ни слова, даже после Совета у Элронда. Должно быть, в таком
виде  рассказ  его  вошел  и в  подлинник  Алой Книги,  в некоторые списки и
выдержки из  нее. В  других  списках, однако,  приводится  подлинная история
(наряду с выдуманной): она явно составлена по примечаниям Фродо или Сэммиума
- оба знали, как было на самом деле, но, видимо, исправлять рукопись старого
хоббита не захотели.
     Гэндальф  же сразу  не поверил рассказу Бильбо  и очень заинтересовался
кольцом. Он донимал Бильбо  расспросами и постепенно вытянул из него правду,
хотя они при этом чуть не поссорились, но, видно, маг полагал, что дело того
стоит.  К  тому  же его  смутило  и насторожило, что  хоббит вдруг  принялся
выдумывать: это было на него совсем непохоже. Да и про "подарочек" сам бы он
не  выдумал.  Позже Бильбо признавался,  что это  его надоумило подслушанное
бормотанье Горлума: тот все  время  называл кольцо своим "подарочком на день
рождения". И это тоже показалось Гэндальфу странным и подозрительным; но вся
правда оставалась сокрытой от него  еще многие годы. Что это была за правда,
узнаете из нашей повести.
     Нет  нужды  расписывать   дальнейшие  приключения   Бильбо.  Невидимкою
проскользнул  он мимо стражи орков у ворот  и  догнал  спутников, а  потом с
помощью кольца  не раз  выручал своих друзей-гномов, но хранил его в  тайне,
сколько было возможно. Дома он тоже кольцом не хвастался, и знали о нем лишь
Гэндальф да Фродо, а больше никто во всей Хоббитании - так, по крайней мере,
думал Бильбо. И одному Фродо он показал начатые главы рассказа о путешествии
Туда и Обратно.
     Свой  меч,  названный Терном,  Бильбо  повесил  над  камином; волшебную
кольчугу  -  дар  гномов из драконова  сокровища - он отдал  в  землеройский
Мусомный Амбар;  правда,  видавший виды дорожный плащ  с капюшоном  висел  в
шкафу, а кольцо было всегда при нем - в кармане, на цепочке.
     Он вернулся домой на пятьдесят втором году жизни, 22 июня 1342 года (Л.
X.), и в Хоббитании все спокойно шло обычным чередом, пока Бильбо Торбинс не
собрался  праздновать  свое  стоодиннадцатилетие  (год 1401-й). Тут и начало
нашей повести.



      * КНИГА I * 





      Глава I. ДОЛГОЖДАННОЕ УГОЩЕНИЕ





     Когда Бильбо Торбинс, владелец Торбы-на-Круче, объявил, что хочет пышно
отпраздновать  свое наступающее  стоодиннадцатилетие, весь Норгорд загудел и
заволновался.
     Бильбо  слыл  невероятным  богачом  и  отчаянным  сумасбродом  вот  уже
шестьдесят лет -  с тех пор как вдруг исчез, а потом внезапно возвратился  с
добычей,  стократно преувеличенной россказнями. Только самые  мудрые старики
сомневались в том, что  вся Круча  изрыта" подземными ходами, а  ходы забиты
сокровищами.  Мало этого, к деньгам еще и здоровье,  да какое! Сколько  воды
утекло, а господин Торбинс и в девяносто лет казался пятидесятилетним. Когда
ему стукнуло девяносто девять, стали  говорить, что  он "хорошо сохранился",
хотя  вернее было бы сказать "ничуть не  изменился". Многие  качали головой:
это уж было чересчур, даже и несправедливо, как везет некоторым - и старость
их обходит, и деньгам переводу нет.
     - Не к добру это, - говорили они. - Ох, не к добру, и быть беде!
     Но беды  покамест не было, а  рука мистера Торбинса не скудела, так что
ему более  или  менее прощали его богатства и чудачества.  С родней он был в
ладах (кроме, разумеется, Лякошель-Торбинсов), и  многие хоббиты победнее да
попроще любили его и уважали. Но сам он близко ни с кем не сходился, пока не
подросли внучатые племянники.
     Старшим  из них и любимцем Бильбо  был рано осиротевший Фродо  Торбинс,
сын  его троюродного  брата с  отцовской  стороны  и двоюродной сестры  -  с
материнской. В девяносто девять лет  Бильбо  сделал его своим наследником, и
Лякошель-Торбинсы опять  остались с носом. Бильбо и  Фродо родились в один и
тот же день,  22 сентября.  "Перебирайся-ка,  сынок,  жить ко  мне, - сказал
однажды Бильбо,  -  а  то с  днем рождения  у нас  сущая  морока".  И  Фродо
переехал.  Тогда он был  еще  в ранних летах - так хоббиты называют буйный и
опрометчивый возраст между двадцатью двумя и тридцатью тремя годами.
     С  тех пор Торбинсы весело  и радушно  отпраздновали  одиннадцать общих
дней  рождения,  но на  двенадцатый раз,  судя по  всему,  готовилось что-то
невиданное и неслыханное. Бильбо исполнялось сто одиннадцать - три  единицы,
- по-своему круглое и вполне  почетно? число  (даже легендарный Старый  Крол
прожил только до  ста тридцати),  а Фродо тридцать  три - две тройки, - тоже
случай   особый:  на  тридцать   четвертом   году   жизни  хоббит   считался
совершеннолетним.  И  замололи  языки  в  Норгорде  и  Приречье:   слухи   о
предстоящем событии разнеслись по всей Хоббитании.  Везде  заново перемывали
кости  Бильбо  и  пересказывали  его  приключения:  хоббиты  постарше  вдруг
оказались в кругу слушателей и чинно рылись в памяти.
     Кого слушали разиня рот, так  это старого Хэма  Скромби, известного под
прозвищем Жихарь.  Слушали его в трактирчике "Укромный уголок" на  дороге  в
Приречье; а говорил он веско,  потому что лет сорок, не меньше, садовничал в
Торбе-на-Круче, да еще  до того  пособлял  там же старому Норну. Теперь он и
сам состарился, стал тяжел на подъем, и  работу  за  него почти всю справлял
его младшенький, Сэм Скромби.  Оба они были  в лучших отношениях с Бильбо  и
Фродо.  И  жили опять же на  Круче, в  третьем  доме Исторбинки, чуть пониже
усадьбы.
 ..далее 




Все страницы произведения: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 204 205 206 207 208 209 210 211 212 213 214 215 216 217 218 219 220 221 222 223 224 225 226 227 228 229 230 231 232 233 234 235 236 237 238 239 240 241 242

Последние изменения на странице произошли 29-07-2004

Hosted by uCoz