Д.Р.Р. ТОЛКИЕН

Начало сайта

Для учёбы

Личности

Почти серьёзно

Ссылки
Об авторе Что нового (Бес)толковый словарь Разное

Здесь размещены электронные варианты книг (в основном худ.лит.)

Д.Р.Р. ТОЛКИЕН

Властелин колец


     - Нет! - испуганно вскрикнул Фродо. - Я не могу доверять его другим. Не
могу!
     - Глупец! - прорычал Боромир. - Упрямый глупец!  Ты погибнешь  сам - по
собственной  глупости -  и погубишь всех  нас. Если  кто-нибудь  из Смертных
может претендовать на Великое Кольцо, то  уж, конечно, не вы, невысоклики, а
люди Нуменора - и только они! Нелепая случайность отдала тебе в руки Кольцо.
Оно могло стать моим! Оно должно стать моим! Отдай его мне!
     Фродо, не отвечая, попятился, чтобы отгородиться от громадного гондорца
хотя бы камнем.
     - Зря ты боишься,  - немного спокойней сказал Боромир. - Почему бы тебе
не избавиться от Кольца? А заодно - от всех твоих страхов и сомнений. Объяви
потом,  что я  отнял его силой, что  я гораздо  сильнее тебя. Ибо  я гораздо
сильнее  тебя, невысоклик!..  -  Гондорец перепрыгнул  камень  и бросился  к
Фродо.  Его  красивое  мужественное  лицо  отвратительно  исказилось,  глаза
полыхнули алчным огнем.
     Увернувшись, Фродо  опять спрятался  за камень и,  вынув дрожащей рукой
Кольцо,  надел  его  -   потому  что  Боромир   снова  устремился   к  нему.
Ошеломленный, гондорец на мгновение замер, а потом стал метаться по лужайке,
пытаясь отыскать исчезнувшего хоббита.
     -  Жалкий  штукарь! - яростно орал он. - Теперь я знаю, что  у тебя  на
уме! Ты  хочешь отдать Кольцо Саурону - и выискиваешь случай, чтобы сбежать,
чтобы  предать нас всех!  Ну подожди, дай мне только до тебя добраться! Будь
ты  проклят.  Вражье  отродье, будь  проклят  на вечную  тьму  и смертельный
мрак!.. - В слепом неистовстве гондорец  споткнулся о камень,  грохнулся  на
землю  и  мертво  застыл, словно его сразило собственное проклятие, а  потом
вдруг начал бессильно всхлипывать.
     Ветер усилился; заунывный свист привел гондорца  в  себя.  Он  медленно
встал, вытер глаза и пробормотал:
     -  Что  я  тут  нагородил?  Что я натворил? Фродо! Фродо! - со  страхом
закричал он. -  Фродо,  вернись! У меня помутился разум, но это  уже прошло!
Фродо!..

     Однако Фродо  был уже далеко:  не слыша последних выкриков Боромира, не
разбирая дороги, бежал он вверх. Жалость и ужас терзали хоббита,  когда  ему
вспоминался озверевший гондорец с искаженным  лицом  и  горящими глазами,  в
которых светилась безумная алчность.
     Вскоре  он выбрался на  вершину  горы, перевел дыхание и поднял голову.
Ему открылась,  но  как  бы  в тумане,  мощенная  плитами круглая  площадка,
каменная,  с  проломами, ограда вокруг нее, беседка на  четырех  колоннах за
оградой и  многоступенчатая  лестница к беседке. Хоббит понял, что перед ним
Амон-Ведар  -  или  Овид  на  всеобщем  языке,  - Огромный  Сторожевой  Пост
нуменорцев.  Он  поднялся по лестнице,  вошел в  беседку,  сел в  Караульное
Кресло и осмотрелся.
     Однако сначала  ничего не увидел, кроме призрачно туманных теней - ведь
у него на пальце было Вражье  Кольцо.  А потом  тени вдруг обрели резкость и
стали картинами неоглядного мира,  будто хоббит, как птица, вознесся в небо.
На восток  уходили  неведомые равнины, обрамленные в отдалении  чащобами без
названий, за  которыми  высились  безымянные  горы. На  севере  поблескивала
ленточка Андуина, и слева  к  Реке  подкрадывался  Мглистый, сверкая зубьями
заснеженных  скал.  На  западе  зеленели ристанийские  пастбища  и  крохотно
чернела  башенка  Ортханка, с  которой Гэндальфа  унес Ветробой. На юге,  от
вспененных  струй Оскаленного, низвергающихся под  радугой  в низины Болони,
Андуин устремлялся  к  Этэрским  Плавням  и там,  разделившись на  множество
проток, вплескивался в серо-серебристое Море, над которым, подобно солнечным
пылинкам, кружились мириады и мириады птиц.
     Но не было мира  в зацветающем  Средиземье. На Мглистом,  как  муравьи,
копошились орки. Под голубыми елями восточного Лихолесья дрались люди, эльфы
и звери. Дымом затянуло границы Лориэна. Над Морией клубились черные тучи. В
землях Бранда полыхали пожары.
     Вооруженные  всадники,  настегивая  коней,  мчались по широким равнинам
Ристании. Изенгард охраняли стаи  волколаков. Вастаки и хородримцы двигались
на  запад: лучники,  меченосцы, верховые  копейщики, сотники и  тысячники  в
легких  колесницах,  тяжело  груженные  припасами  обозы, пустые  телеги для
награбленного добра - несметная сила Вражьего воинства.
     Фродо  снова  посмотрел  на  юг.  В  Белых  горах, к западу от Андуина,
горделиво вздымалась могучая крепость,  окруженная белокаменной неприступной
стеной, -  Минас-Тирит, надежда  гондорцев. И  в  сердце  хоббита  вспыхнула
надежда. Однако на  черном предгорном плато к востоку от Андуина, у Изгарных
гор, воздвиглась громадная черная  крепость - хищная,  многолюдная, грозная.
Фродо невольно посмотрел на восток. За Изгарными горами, в долине Горгорота,
темной  даже  под  сверкающим солнцем, громоздилась одиночная  Роковая гора,
окутанная  клубами багрового  дыма. Взгляд  хоббита скользнул чуть дальше. И
вот, заслоняя остальные видения, ему открылся укрепленный Замок. Фродо хотел
отвернуться  -  и не смог.  На уступчатом утесе,  за  бесчисленными стенами,
окруженный приземистыми  дозорными башнями, которые  лепились по уступам все
выше, застыл, словно черный паук, Барад-Дур - Бастион Тьмы, логово  Саурона.
И тьма загасила надежду хоббита. А потом он ощутил ГЛАЗ.
     Глаз напряженно разыскивал Хранителя, который осмелился  надеть Кольцо.
Как цепкий палец, он обшаривал Средиземье. Фродо чувствовал, что от Глаза не
спрячешься.  Вот  он   уже  ощупывает  Наслух.  Вот  скользнул   по  ущельям
Скалистого... Фродо  спрыгнул с Караульного Кресла, упал,  скорчился на полу
беседки, заслонил глаза лориэнским капюшоном.
     Он беззвучно шептал: Не отдам! Не сдамся! - а в беседке звучало: Отдам!
Сдамся! -  и гулкое  эхо разносило над  Овидом эту сиплую клятву бессилия. А
потом в голове у него прозвенело: Сними! Сними  же, дуралей, Кольцо! - и над
Овидом разлилась тишина.
     В крохотном Хранителе противоборствовали две могучие силы. На мгновение
они  уравновесились,  и он  потерял сознание.  А  когда  пришел  в  себя, то
почувствовал,  что  ни  Глаза,  ни  Голоса  больше  нет: у  него  снова была
свободная воля, и он сорвал с пальца Кольцо  - как раз вовремя. Над беседкой
пронеслась темная тень, вниз  дохнуло могильным холодом - и опять засверкало
солнце. В небе перекликались птичьи голоса.
 ..далее 




Все страницы произведения: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 204 205 206 207 208 209 210 211 212 213 214 215 216 217 218 219 220 221 222 223 224 225 226 227 228 229 230 231 232 233 234 235 236 237 238 239 240 241 242

Последние изменения на странице произошли 29-07-2004

Hosted by uCoz