Д.Р.Р. ТОЛКИЕН

Начало сайта

Для учёбы

Личности

Почти серьёзно

Ссылки
Об авторе Что нового (Бес)толковый словарь Разное

Здесь размещены электронные варианты книг (в основном худ.лит.)

Д.Р.Р. ТОЛКИЕН

Властелин колец


     Ворота Торбы украсила табличка: ВХОДИТЬ ТОЛЬКО ПО ДЕЛУ НАСЧЕТ УГОЩЕНИЯ.
Но, даже измыслив дело насчет Угощения, войти было почти невозможно. Занятой
по горло Бильбо сочинял приглашения, подкалывал ответы, упаковывал подарки и
устраивал  кой-какие  свои дела,  с  Угощением  никак  не  связанные.  После
прибытия Гэндальфа он на глаза никому не показывался.
     Однажды  утром хоббиты  увидели,  что на  просторном  лугу,  к  югу  от
главного  входа  в Торбу, разбивают шатры  и  ставят павильоны.  Со  стороны
дороги  прорубили проход через заросли и соорудили большие белые ворота. Три
семейства Исторбинки, чьи усадьбы граничили с лугом,  ахнули от  восторга  и
упивались   всеобщей  завистью.  А  старый  Жихарь  Скромби   перестал  даже
притворяться, будто работает в саду.
     Шатры  вырастали не  по дням, а по  часам. Самый большой из них был так
велик,  что в нем поместилось громадное дерево, стоявшее во главе  стола. На
ветки дерева понавешали фонариков. А интереснее всего хоббитам была огромная
кухня под открытым  небом, на  лугу. Угощение готовили  во всех трактирах  и
харчевнях на  много лиг вокруг,  а здесь,  возле  Торбы, вдобавок  орудовали
гномы и прочие новоприбывшие чужеземцы. Хоббиты взволновались еще сильнее.
     Между тем небо затянуло. Погода испортилась в среду, накануне Угощения.
Встревожились  все  до  единого. Но  вот  настал  четверг,  двадцать  второе
сентября.  Засияло солнце,  тучи  разошлись,  флаги  заплескались,  и  пошла
потеха.
     Бильбо Торбинс обещал всего-навсего Угощение,  а на самом деле  устроил
великое празднество.  Ближайших соседей пригласили от первого до последнего.
А если кого и забыли пригласить, то они все  равно  пришли, так что это было
не важно.  Многие  были призваны  из  дальних уделов Хоббитании, а некоторые
даже из-за границы.  Бильбо встречал  званых  (и  незваных) гостей  у  Белых
ворот.  Он раздавал подарки  всем и каждому; а кто хотел получить еще  один,
выбирался черным  ходом  и снова подходил к воротам.  Хоббиты  всегда  дарят
другим подарки на свой день  рождения - обычно недорогие,  и  не всем, как в
этот  раз;  но  обычай  хороший.  В  Норгорде  и  Приречье что  ни день,  то
чье-нибудь рожденье, а  значит, в этих  краях хоббит может рассчитывать хотя
бы на один подарок в неделю. Им не надоедает.
     А  тут  и  подарки  были  просто  удивительные.  Хоббиты  помоложе  так
поразились,  что чуть  не  позабыли угощаться. Им  достались дивные игрушки:
некоторым -  чудесные, а некоторым - так  даже волшебные. Иные были заказаны
загодя, год назад,  и  привезли их из Черноречья и Подгорного Царства: гномы
постарались.
     Когда  всех встретили,  приветили и провели  в ворота, начались  песни,
пляски, музыка, игры  - а еды  и питья хоть отбавляй. Угощение было тройное:
полдник,  чай и обед (или, пожалуй, ужин). К полднику и чаю народ сходился в
шатры;  а  все остальное  время  пили  и  ели,  что  кому  и  где хочется, с
одиннадцати до половины седьмого, пока не начался фейерверк.
     Фейерверком заправлял Гэндальф: он не только привез ракеты,  он  их сам
смастерил,  чтобы  разукрасить  небо огненными  картинами.  Он же  наготовил
множество  хлопушек, шутих,  бенгальских огней, золотой  россыпи,  факельных
искрометов, гномьих  сверкающих  свечей,  эльфийских  молний  и  гоблинского
громобоя. Получались они у него превосходно, и с годами все лучше.
     Огнистые птицы  реяли  в небе, оглашая выси  звонким пением.  На темных
стволах дыма  вспыхивала ярко-зеленая весенняя листва, и с сияющих ветвей на
головы  хоббитам сыпались огненные цветы,  сыпались и  гасли перед  самым их
носом,  оставляя   в  воздухе  нежный   аромат.  Рои   блистающих  мотыльков
вспархивали на  деревья, взвивались в небо цветные  огни  -  и оборачивались
орлами,  парусниками,  лебедиными стаями. Багровые тучи низвергали на  землю
блистающий  ливень.  Потом  грянул  боевой  клич,  пучок  серебристых  копий
взметнулся к небу  и со змеиным шипом обрушился  в реку.  Коронный  номер  в
честь Бильбо:  Гэндальф себя  показал.  Все  огни потухли; в  небо  поднялся
исполинский  дымный  столп.  Он  склубился  в  дальнюю   гору,  вершина   ее
разгорелась  и   полыхнула   ало-зеленым   пламенем.  Из   пламени   вылетел
красно-золотой дракон, до ужаса настоящий, только поменьше: глаза его горели
яростью, пасть  изрыгала  огонь,  с бешеным  ревом описал он  три  свистящих
круга, снижаясь на  толпу.  Все пригнулись, многие попадали  ничком.  Дракон
пронесся над головами хоббитов, перекувырнулся  в воздухе и с  оглушительным
грохотом взорвался над Приречьем.
     - Пожалуйте к столу! - послышался голос Бильбо.
     Общий ужас  и смятенье  как рукой  сняло: хоббиты повскакивали на ноги.
Всех ожидало дивное пиршество; особые столы для родни были накрыты в большом
шатре с деревом. Там  собрались сто сорок  четыре приглашенных (это  число у
хоббитов называется "гурт", но народ на гурты считать не принято) - семьи, с
которыми  Бильбо и Фродо  состояли хоть в каком-нибудь родстве,  и несколько
избранных друзей дома, вроде Гэндальфа.
     И многовато  было  среди них  совсем  еще  юных  хоббитов, явившихся  с
родительского позволения: родители обычно позволяли им допоздна засиживаться
за чужим столом - а то поди их накорми, не говоря уж - прокорми.
     Во множестве  были  там  Торбинсы и  Булкинсы, Кролы и  Брендизайки, не
обойдены  Ройлы  (родня  бабушки  Бильбо),  Ейлы  и  Пойлы  (дедова  родня),
представлены   Глубокопы,   Бобберы,  Толстобрюхлы,  Барсуксы,   Дороднинги,
Дудстоны    и   Шерстопалы.    Иные    угодили   в    родственники    Бильбо
нежданно-негаданно:  кое-кто  из  них  и  в  Норгорде-то  никогда  не бывал.
Присутствовал и Оддо Лякошель-Торбинс с женою Любелией. Они терпеть не могли
Бильбо и презирали Фродо, но приглашение было  писано  золотыми чернилами на
мраморной  бумаге, и они не устояли. К тому же кузен  их Бильбо с давних пор
славился своей кухней.
     Сто  сорок четыре  избранника  рассчитывали  угоститься на  славу;  они
только  побаивались послеобеденной речи хозяина (а без  нее нельзя).  Того и
жди  понесет  он какую-нибудь  околесицу под названием  "стихи" или, хлебнув
стакан-другой,  пустится  в  россказни   о   своем   дурацком  и  непонятном
путешествии.  Угощались до отвала: ели сытно, много, вкусно и долго. Чего не
съели,  забрали  с  собой. Потом несколько недель еды  в окрестностях  почти
никто не покупал,  но  торговцы были не  в убытке: все равно Бильбо  начисто
опустошил их погреба, запасы и склады - за деньги, конечно.
     Наконец челюсти задвигались медленнее, и настало время для Речи. Гости,
как говорится у хоббитов, "подкушали" и были настроены благодушно. В бокалах
- любимое  питье, на тарелках - любимое лакомство...  Так пусть себе говорит
что хочет, послушаем и похлопаем.
     - Любезные мои сородичи, - начал Бильбо, поднявшись.
     -  Тише! Тише! Тише! - закричали гости;  хоровой призыв к тишине звучал
все громче и никак не мог стихнуть.
 ..далее 




Все страницы произведения: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 204 205 206 207 208 209 210 211 212 213 214 215 216 217 218 219 220 221 222 223 224 225 226 227 228 229 230 231 232 233 234 235 236 237 238 239 240 241 242

Последние изменения на странице произошли 29-07-2004

Hosted by uCoz