Д.Р.Р. ТОЛКИЕН

Начало сайта

Для учёбы

Личности

Почти серьёзно

Ссылки
Об авторе Что нового (Бес)толковый словарь Разное

Здесь размещены электронные варианты книг (в основном худ.лит.)

Д.Р.Р. ТОЛКИЕН

Властелин колец. Две крепости


     - Радостно будет мне возвратиться под златоверхий  кров  моих  предков,
пусть и ненадолго, - сказал Теоден.
     Распростившись с  островком  и  скорбным  курганом,  пересекли  реку  и
взъехали на высокий берег. Едва они отдалились, волки снова злобно завыли.
     Еще в седой древности была проложена дорога от Изенгарда  к  переправе.
Она шла подле реки, сворачивая на восток, потом на север и наконец,  оставив
реку в стороне, вела прямиком к изенгардским  воротам  на  западной  окраине
долины, миль за шестнадцать от ее устья.
     Ехали они не дорогой, а рядом с нею, по целине, густо  заросшей  свежей
травой. Ехали быстрее, чем прежде, и к полуночи проскакала добрых  пять  лиг
Тут, у подножия Мглистых гор, и заночевали: конунг  не  на  шутку  утомился.
Длинные отроги  Нан-Курунира  простерлись  им  навстречу,  и  густая  темень
сокрыла долину; луна отошла к западу, спряталась за холмами.  Однако  же  из
долины,  затопленной  темнотой,  вздымался  огромный  столп  дымных   паров,
клубившихся  и  опадавших,  и  под  лучами  луны   черно-серебряные   клочья
расползались в звездном небе.
     - В чем тут дело, как думаешь, Гэндальф? - спросил Арагорн.  -  Похоже,
будто горит вся Колдовская логовина.
     - Нынче из этой логовины дым всегда клубами валит, - сказал Эомер. - Но
такого и я, пожалуй что,  не  видывал.  Дыма-то,  поглядите,  маловато,  все
сплошь пар. Это Саруман готовит  что-нибудь  новенькое.  Наверно,  вскипятил
воды Изена, оттого и русло сухое.
     - Может, и вскипятил, - согласился Гэндальф. - Завтра утром  узнаем,  в
чем дело с Изеном. А пока попробуйте все-таки отдохнуть.
     Заночевали неподалеку от бывшего русла Изена, пустого и  заглохшего.  И
спали,  кому  спалось.  Но  посреди  ночи  вскрикнули  сторожевые,   и   все
проснулись. Луна зашла. Блистали звезды, но темнее ночи вскрылась темнота  -
и пролилась по обе стороны реки, и уползала к северу.
     - Ни с места! - велел Гэндальф. - Оружие не трогать!  Погодите,  сейчас
минует!
     Их окутал сплошной туман; сверху мигала горсточка серых  звезд,  но  по
обе руки стеной выросла  темень.  Они  оказались  как  бы  в  узкой  лощине,
стиснутые раздвоенным шествием исполинских теней. Слышались голоса и шепоты,
стенания и тяжелый, протяжный вздох; и долгим трепетом ответствовала  земля.
Казалось, конца не будет их испуганному ожиданию, однако темнота растаяла, и
звуки стихли, замерли где-то в горах.
     А в южной стороне, близ Горнбурга, за полночь  раздался  громовой  гул,
точно ураган пронесся по долине, и содрогнулись  недра  земные.  Всех  объял
ужас - затворившись, ждали, что будет. Наутро вышли поглядеть  и  замерли  в
изумлении: не стало ни волшебного леса, ни кроваво-черной  груды  мертвецов.
Далеко в низине трава была вытоптана, будто  великаны-пастухи  прогнали  там
бесчисленные стада, а за милю от Гати образовалась огромная расселина и  над
ней - насыпь щебня.  Говорили,  что  там  схоронены  убитые  орки,  но  куда
подевались несметные толпы, бежавшие в лес, никто никогда не узнал: туда, на
этот холм, не ступала нога человеческая,  и  трава  на  нем  не  росла.  Его
прозвали Мертвецкая Запасть. И диковинных деревьев в Ущельном  излоге  более
не видели: как явились они ночью, так  и  ушли  к  себе  обратно,  в  темные
ложбины Фангорна. Страшной местью отомстили они оркам.
     После этого конунгу с дружинниками не спалось, а ночь тянулась тихая, и
только  под  утро  вдруг  обрела  голос  река.  Валуны  и  мели  захлестнуло
половодьем, потом вода схлынула. Изен струился и клокотал деловито, как ни в
чем не бывало.
     На рассвете они изготовились к походу. За бледно-серой дымкой  вставало
невидимое солнце. Отяжелела,  напитавшись  стылым  смрадом,  сырая  утренняя
мгла. Медленно ехали по широкой, ровной и гладкой дороге. Слева сквозь туман
виднелся длинный горный отрог - въезжали в Нан-Курунир, Колдовскую логовину,
открытую лишь  с  юга.  Когда-то  была  она  зеленой  и  пышной;  ее  орошал
полноводный Изен, вбирая ручьи, родники и  дождевые  горные  потоки,  и  вся
долина возделывалась, цвела и плодоносила.
     Но это было давно. У стен Изенгарда и нынче имелись пашни,  возделанные
Сарумановыми  рабами,  но  остальной  долиной  завладели  волчцы  и  терние.
Куманика  оплела  землю,  задушила  кустарник;  под  ее  густыми   порослями
гнездились робкие зверьки. Деревьев не было; среди гниющей травы там  и  сям
торчали обугленные, изрубленные пни - останки прежних рощ. Угрюмое безмолвие
нарушал лишь Изен, бурливший в каменистом русле. Плавали клочья дыма и клубы
пара, оседая в низинах. Конники помалкивали, и сомнение закрадывалось  в  их
сердца: зачем их сюда понесло и добром ли все это кончится? Через  несколько
миль дорога превратилась в мощеную улицу,  и  ни  травинки  не  росло  между
каменными плитами. По обе стороны  улицы  текла  вода  в  глубоких  канавах.
Громадный столб появился  из  мглы;  на  черном  постаменте  был  установлен
большой камень, высеченный и размалеванный наподобие  длинной  Белой  Длани.
Перст ее указывал  на  север.  Недалеко,  они  знали,  оставалось  до  ворот
Изенгарда, и чем ближе к ним, тем тяжелее было на сердце, а  впереди  стеной
стояла густая мгла.
     Многие тысячелетия в Колдовской логовине  высилась  у  горных  подножий
древняя крепость, которую люди называли  Изенгардом.  Ее  извергла  каменная
глубь, потом потрудились нуменорские умельцы, и  давным-давно  обитал  здесь
Саруман, строитель не из последних.
     Посмотрим же, каков был Изенгард во дни Сарумана, многими почитавшегося
за верховного и наимудрейшего  мага.  Громадное  каменное  кольцо  вросло  в
скалистые откосы, и лишь один был вход внутрь: большая арка с юга и под  ней
- туннель, прорубленный в скале,  с  обеих  сторон  закупоренный  массивными
чугунными воротами. Толстые стальные брусья  глубоко  впились  в  камень,  а
ворота были так подвешены на  огромных  петлях,  что  растворялись  легко  и
бесшумно, от слабого нажима. За этим гулким туннелем приезжий оказывался как
бы на дне чаши, от края до края которой была добрая лига. Некогда там  росли
меж аллей фруктовые рощи и журчали ручьи, стекавшие с гор  в  озерцо.  Но  к
концу владычества Сарумана зелени не осталось и в  помине.  Аллеи  замостили
черным  плитняком,  вдоль  них  вместо  деревьев  тянулись  ровными   рядами
мраморные, медные, железные столбы; их сковывали тяжкие цепи.
 ..далее 




Все страницы произведения: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 204 205 206 207 208 209

Последние изменения на странице произошли 29-07-2004

Hosted by uCoz