Д.Р.Р. ТОЛКИЕН

Начало сайта

Для учёбы

Личности

Почти серьёзно

Ссылки
Об авторе Что нового (Бес)толковый словарь Разное

Здесь размещены электронные варианты книг (в основном худ.лит.)

Д.Р.Р. ТОЛКИЕН

Властелин колец. Две крепости


     Так вышли они на северную окраину земли,  которую  люди  некогда  звали
Итилией,  -  лесистое,  ручьистое  всхолмье.  Луна  уже  почти  округлилась,
высыпали звезды; воздух благоухал все гуще, и Горлуму это было  явно  не  по
нутру: он фыркал и злобно ворчал. Первые лучи рассвета застигли их  в  конце
долгой, глубокой,  крутосклонной  ущелины,  напрямую  прорезавшей  встречный
утес. Они вскарабкались на западный склон и огляделись.
     В  небе  занималась  заря,  и  они  увидели,  что  горы   отодвинулись,
изогнувшись к востоку  и  теряясь  вдали.  На  западе  плавно  уходили  вниз
подернутые дымкой пологие склоны. Дышали смолой хвойные рощи: пихты,  кедры,
кипарисы и еще другие деревья, неизвестные в Хоббитании;  светились  широкие
прогалины. И повсюду росли душистые травы и раскинулся кустарник.
     Сколько несчитанных лиг прошли они на юг от Раздола и от  родных  мест,
но  лишь  здесь  вполне  ощутили  наступление   весны.   Весна   хозяйничала
напропалую: сквозь мох и плесень  повсюду  пробивались  ростки,  лиственницы
зазеленели, из травы светло выглядывали изумленные цветы, и вовсю  распевали
птицы. Итилия, запущенный сад Гондора, дивила и радовала своей красотой.
     На юге и на западе тянулись теплые долины Андуина, закрытые  с  востока
хребтом Эфель-Дуата, однако удаленные от его тени, а с  севера  их  защищало
Привражье, и только с дальнего юга свободно  прилетали  и  резвились  теплые
ветерки. Вокруг  огромных,  давным-давно  посаженных,  а  нынче  неухоженных
деревьев весело разрастался молодняк: полонил землю душистый тамариск, росли
маслины и лавры, можжевельник и мирт, кустился чабрец,  извилистыми  ветвями
заслоняя проросшие  плиты,  шалфей  цвел  синими  цветками,  цвел  красными,
бледно-зелеными, были тут душица и свежая невзрачница  и  еще  много  разных
трав, о которых Сэм понятия не имел.  Провалы  и  каменистые  скаты  заросли
камнеломкой и заячьей капустой. Очнулись и  выглянули  туберозы  и  анемоны,
асфодель и другие лилейные цветы кивали полураскрытыми  бутонами,  и  густой
пышно-зеленой травой  поросли  пруды,  в  которых  задерживались  прохладные
горные струи на пути в Андуин.
     Беглецы спустились вниз от дороги в зеленую гущу и с головой  окунулись
в запах духовитых трав  и  кустарников.  Горлум  кашлял  и  отплевывался,  а
хоббиты дышали полной грудью, и вдруг Сэм  засмеялся  -  от  радости,  а  не
оттого, что было смешно. Они  спускались  вдогонку  за  речными  струями,  и
быстрая речушка привела их в неглубокую лощину; там был обветшалый  каменный
водоем.  Резные  мшистые  его  края  заросли   шиповником,   кругом   рядами
выстроились  нежные  ирисы,  а  на  темной  зыбкой  поверхности   колыхались
кувшинки; свежая, чистая вода изливалась по желобу.
     Они умылись, напились и стали  немедля  искать  укромное  местечко  для
отдыха: это все ж таки были вражеские владения. Недалеко отошли от дороги  и
сразу наткнулись на военные увечья - застарелые и свежие шрамы земли: может,
орки постарались, а может, еще какие Сауроновы лиходеи.  Смердела  незарытая
отхожая яма, валялись  древесные  стволы,  исчерканные  мордорскими  рунами,
меченные грубым и страшным знаком Ока.
     Сэм разведал сток, обнюхал и потрогал незнакомые деревья, не говоря  уж
о кустиках и травах. За этим занятием он про близкий Мордор и думать  забыл,
но тот напомнил о себе сам: Сэм чуть не провалился в изгарную  яму,  в  кучу
обожженных,  изрубленных  костей  и  черепов.  Яма  уже  заросла   вереском,
шиповником, ломоносом, зелень затянула следы недавнего побоища. Сэм поспешил
обратно, но открытие свое утаил: не хватало еще, чтобы голодный Горлум полез
ворошить и обгрызать мертвые кости.
     - Поищем местечко поуютнее, - сказал он. - Только не внизу.  Чем  выше,
тем лучше.
     И точно, над озерцом  обнаружилась  темно-бурая  поросль  прошлогоднего
папоротника. Выше склон зарос темно-зеленым лавром, а вершину крутого  холма
венчал старый кедрач. Решено было забраться в папоротники  и  скоротать  там
наступающий день, по-видимому, теплый и ясный. Идти бы и  идти  по  рощам  и
полянам Итилии, тем более что и орки не любят дневного света; ну а вдруг они
отсиживаются где-нибудь в темных тайниках и следят оттуда? И кроме них, есть
кому следить: у Саурона соглядатаев  хватает.  Да  и  все  равно  Горлум  не
потерпит Желтой Морды  в  небесах,  а  она  вот-вот  выглянет  из-за  кряжей
Эфель-Дуата и начнет, назло Горлуму, светить и греть.
     Сэм шагал и раздумывал о своем - о еде. В растреклятые Ворота  соваться
теперь не надо, и он  снова  посетовал  на  беспечность  и  недальновидность
хозяина. Вообще кто там знает,  что  дальше  будет,  а  эльфийские  дорожные
хлебцы не худо бы приберечь про черный день. С тех пор как он подсчитал, что
запасу у них в обрез на три недели, прошло уж целых шесть дней.
     "Это еще хорошо, ежели не припозднимся! - соображал Сэм. - А потом  что
- лапу сосать? Потом ничего не будет! А ну как будет?"
     К тому же он после длинного ночного перехода, напившись и  искупавшись,
был еще голоднее обычного. Ужин или же завтрак на старой кухне в  Исторбинке
пришелся бы сейчас в самый раз. Тут его осенило, и он поглядел  на  Горлума.
Тот встал на карачки и принюхивался, готовясь выползти из папоротников.
     - Эй, Горлум! - позвал  он.  -  Куда  собрался?  На  добычу?  Вот  что,
скорохват-руконог: ты от нашей еды нос воротишь, да и мне она поднадоела.  А
ты нынче так и рвешься помогать. Может, добудешь что-нибудь на зуб голодному
хоббиту?
     - Может быть, может быть, - сказал Горлум. - Смеагорл всегда  помогает,
если его ласково попросят.
     - Ну так я тебя ласково попросю, - сказал Сэм.  -  А  если  тебе  этого
мало, то попрошаю.

     Горлум исчез. Фродо сгрыз полпутлиба, забрался поглубже в папоротник  и
уснул. Сэм пошел посмотрел, как ему спится. Еще только-только светало, но  и
лицо хозяина, и его устало вытянутые руки виднелись ясно. Он вдруг вспомнил,
как Фродо все спал и спал в доме Элронда, оправляясь  от  смертельной  раны.
Тогда Сэм почти не отлучался от его постели и заметил, что он  как-то  вроде
бы  светится  изнутри.  Теперь-то  уж  точно   светился.   Ни   страха,   ни
озабоченности не было в лице Фродо, красивом и постаревшем, точно минули  не
месяцы, а многие годы. Оно не изменилось, но тонкой сетью проступили на  нем
бесчисленные морщинки. Правда,  Сэм  Скромби  думал  не  этими  словами;  он
покачал головой - что, мол, туг скажешь! - и пробормотал:
 ..далее 




Все страницы произведения: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 204 205 206 207 208 209

Последние изменения на странице произошли 29-07-2004

Hosted by uCoz