продвигаем сайты. У фирмы YULA налажен процесс вывода в ТОП сайтов клиентов.

Д.Р.Р. ТОЛКИЕН

Начало сайта

Для учёбы

Личности

Почти серьёзно

Ссылки
Об авторе Что нового (Бес)толковый словарь Разное

Здесь размещены электронные варианты книг (в основном худ.лит.)

Д.Р.Р. ТОЛКИЕН

Властелин колец. Две крепости


     - Скоро вам захочется спать,  -  сказал  он,  -  особенно  досточтимому
Сэммиуму, который не смыкал глаз до самого ужина: то ли сберегал свой голод,
то ли оберегал от меня хозяина. Однако после обильной еды, да еще с отвычки,
лучше превозмочь сон. Давайте побеседуем. Вам ведь  есть  что  рассказать  о
своем путешествии от Раздола.  И  не  мешает  поближе  познакомиться  с  той
страной, куда вас забросила судьба. Расскажите мне о  брате  моем  Боромире,
про старца Митрандира и про дивный народ Лориэна.
     С Фродо сон соскочил, и он был  очень  не  прочь  поговорить.  Но  хотя
вкусная еда и доброе вино развязали ему язык, он все же  не  распускал  его.
Сэм сиял благодушием и мурлыкал себе под нос, но сперва только слушал  Фродо
и усиленно поддакивал.
     О многом поведал Фродо, умалчивая  о  Кольце  и  о  назначении  Отряда,
расписывая доблести Боромира - в  бою  с  волколаками  Глухомани,  в  снегах
Карадраса, в копях Мории, где  сгинул  Гэндальф.  Фарамира  задел  за  живое
рассказ о битве на Мосту.
     - Не по душе Боромиру было бежать от орков, - сказал он, - да и от того
свирепого чудища - Барлогом  ты  его  назвал?  -  пусть  даже  и  последним,
прикрывая остальных.
     - Он и был последним, - сказал Фродо. - Арагорн шел  впереди:  он  один
знал путь, кроме Гэндальфа. Не будь нас, не побежали бы ни он, ни Боромир.
     - Быть может, лучше бы он погиб вместе  с  Митрандиром,  избегнув  злой
судьбины за водопадами Рэроса, - сказал Фарамир.
     - Может быть. Но расскажи, как обещал, о превратностях ваших  судеб,  -
сказал Фродо, опять уходя от опасного оборота  беседы.  -  Мне  хотелось  бы
услышать о Минас-Итиле и об Осгилиате, о несокрушимом Минас-Тирите. Есть  ли
надежда, что он выстоит в нынешних войнах?
     - Есть ли надежда, говоришь? - переспросил Фарамир. - Давно  уж  нет  у
нас никакой  надежды.  Может  статься,  меч  Элендила,  если  он  и  вправду
заблещет,  возродит  ее  в  наших  сердцах  и  срок  нашей   черной   гибели
отодвинется, но ненадолго. Разве что явится иная,  неведомая  подмога  -  от
эльфов иль от людей. Ибо мощь  Врага  растет,  а  наша  слабеет.  Народ  наш
увядает, и за этой осенью весне не бывать.
     Некогда нуменорцы расселились по всему приморью и в глубь Материка,  но
злое безумие снедало их царства. Одни предались лиходейству  и  чернокнижию,
другие упивались праздностью и роскошью, третьи воевали между собой, пока их
обескровленные уделы не захватили дикари.
     Гондор обошло стороной поветрие черной ворожбы, и Враг, да не будет  он
назван, в почете у нас не бывал.  От  века  славилось  древней  мудростью  и
блистало гордой  красой,  двойным  наследием  Заокраинного  Запада,  великое
княжество потомков Элендила Прекрасного. Оно и  поныне  сверкает  отблесками
былой славы. Но гордыня подточила Гондор: в надменном  слабоумии  властители
его мнили, будто Враг унялся навеки, изгнанный и недобитый Враг.
     Смерть витала повсюду, ибо нуменорцы, как и  прежде,  в  своем  древнем
царстве, оттого и погубленном, чаяли земного бессмертия.  Князья  воздвигали
гробницы пышней и роскошней дворцов; имена пращуров в истлевших свитках были
слаще их уху, нежели имена сыновей. Бездетные государи восседали  в  древних
чертогах, исчисляя свое родословие, в тайных покоях чахлые старцы  смешивали
таинственные эликсиры,  всходили  на  высокие  холодные  башни  и  вопрошали
звезды. У последнего князя в колене Анариона не было наследника.
     Зато наместники оказались дальновиднее и удачливее. Мудро рассудив, они
пополнили свои рати крепкими поморами и стойкими  горцами  Эред-Нимрайса.  И
примирились с  горделивыми  северянами,  вечной  грозой  тамошних  пределов,
народом, исполненным неистовой отваги, нашими дальними родичами,  в  отличие
от восточных дикарей и свирепых хородримцев.
     И во дни Кириона, Двенадцатого Наместника (мой отец - двадцать шестой),
они явились к нам на подмогу и  в  жестокой  битве  на  Келебранте  наголову
разгромили  вторгшиеся  с  севера  полчища  наших  врагов.   Мы   их   зовем
мустангримцами,  коневодами-наездниками;  им  был  дарован  навечно   дотоле
пустынный степной край  Клендархон,  который  стал  с  той  поры  называться
Ристанией. А они учинились нашими верными союзниками, не раз  приходили  нам
на выручку и взяли под охрану северные наши пределы и Врата Ристании.
     У нас они переняли то, что пришлось им по нраву, их государи  научаются
нашему языку, однако большей частью они держатся обычая предков, верны живым
преданиям и сохраняют свое северное наречие. Они  нам  полюбились  -  рослые
мужи и стройные девы, равные отвагой, крепкие, золотоволосые и ясноглазые; в
них нам видится юность рода  человеческого,  отблеск  Предначальных  Времен.
Наши законоучители говорят, будто мы с ними принадлежим  к  одному  древнему
Клану, породившему нуменорцев, но  они  происходят  не  как  мы,  от  Хадора
Златовласого, Друга Эльфов, а от его сынов, которые не откликнулись на зов в
начале Второй Эпохи и не уплыли за море в Нуменор.
     А надо вам сказать, что от истоков своих род  людской,  согласно  нашим
священным преданиям, делится на три Клана:  Вышний,  Люди  Западного  Света,
нуменорцы; Средний, Люди Сумерек, как мустангримцы  и  их  сородичи,  поныне
обитающие на Севере; и Отступный, Люди Тьмы.
     Ныне,  однако,  мустангримцы  во  многом  уподобились  нам:  нравы   их
смягчились, и ремесла стали  искусствами;  мы  же,  напротив,  сделались  им
подобны и Вышними больше именоваться не можем. Мы опустились в Средний Клан,
мы  теперь  Люди  Сумерек,  сохранившие  память  иных  времен.  Ибо,  как  и
мустангримцы, мы ценим превыше  всего  воинскую  доблесть  и  любим  бранную
потеху; правда, и сейчас воину положено знать и уметь многое, помимо ремесла
убийцы, но все же воин, а не кто другой, у нас в особом почете.  Да  в  наши
дни иначе и быть не может. Таков и был брат мой Боромир: искусный и отважный
военачальник, и высший почет стяжал он у нас в Гондоре.  В  доблести  он  не
имел равных: давно уж в Минас-Тирите  не  было  среди  наследников  престола
столь закаленных, могучих и неустрашимых ратников. И впервые так громозвучно
трубил Большой Рог.
 ..далее 




Все страницы произведения: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 204 205 206 207 208 209

Последние изменения на странице произошли 29-07-2004

Hosted by uCoz