Д.Р.Р. ТОЛКИЕН

Начало сайта

Для учёбы

Личности

Почти серьёзно

Ссылки
Об авторе Что нового (Бес)толковый словарь Разное

Здесь размещены электронные варианты книг (в основном худ.лит.)

Д.Р.Р. ТОЛКИЕН

Властелин колец. Две крепости


     - Скачет  напрямик  на  Эдорас,  к  подножиям  Белых  гор,  -  объяснил
Гэндальф. - Так, конечно,  быстрее.  Есть  туда  и  наезженная  дорога,  она
осталась за рекой,  в  Остемнете,  и  сильно  забирает  на  север,  а  здесь
бездорожье, но Светозар каждую кочку знает.
     Тянулись дневные часы, а они все ехали приречьем, заболоченными лугами.
Высокая трава порой схлестывала колени всадников, и кони их словно  плыли  в
серо-зеленом море. Ехали, минуя глубокие  промоины  и  коварные  топи  среди
зарослей осоки; Светозар скакал как посуху, и оба других коня  поспешали  за
ним след в след.
     Солнце  медленно  клонилось  к  западу;  далеко-далеко,  за  бескрайней
равниной, трава во всю ширь занялась багрянцем, и,  надвинувшись,  озарились
багровым отсветом склоны гор. А снизу подымалось и кровянило солнечный  диск
меж горами дымное облако: закат пламенел как пожар.
     - Это Врата Ристании, - объявил Гэндальф, - они прямо к западу от  нас.
А вон там, севернее, Изенгард.
     - Дым валит тучей, - пригляделся Леголас. - Там что, большой пожар?
     - Большая битва! - сказал Гэндальф. - Вперед!




      Глава VI. КОНУНГ В ЗОЛОТОМ ЧЕРТОГЕ





     Закат догорел, понемногу смерклось, потом сгустилась ночная  тьма.  Они
скакали во весь  опор;  когда  же  наконец  остановились,  чтоб  дать  отдых
лошадям, то даже Арагорн пошатнулся, спешившись. Гэндальф  объявил  короткий
ночлег. Леголас и Гимли разом уснули; Арагорн лежал на спине, раскинув руки;
лишь старый маг стоял, опершись на посох и вглядываясь в темноту на западе и
на востоке. В беззвучной ночи  шелестела  трава.  Небо  заволокло,  холодный
ветер гнал  и  рвал  нескончаемые  облака,  обнажая  туманный  месяц.  Снова
двинулись в путь, и в жидком лунном свете кони мчались быстро, как днем.
     Больше не отдыхали; Гимли клевал носом и наверняка свалился бы с  коня,
если б не Гэндальф: тот  придерживал  и  встряхивал  его.  Хазуфел  и  Арод,
изнуренные и гордые, поспевали за  своим  вожаком,  за  серой  еле  заметной
тенью. Миля за милей оставались позади; бледный месяц  скрылся  на  облачном
западе.
     Выдался знобкий утренник. Мрак на  востоке  поблек  и  засерел.  Слева,
из-за дальних черных отрогов Привражья, брызнули алые лучи. Степь озарил яр-
кий и чистый рассвет; на их пути заметался ветер, вороша поникшую от  холода
траву. Внезапно Светозар стал как вкопанный и заржал. Гэндальф указал  рукой
вперед.
     - Взгляните! - крикнул он, и спутники его подняли усталые глаза.  Перед
ними возвышался южный хребет  -  крутоверхие  белые  громады,  изборожденные
рытвинами. Зеленело холмистое угорье, и прилив степной зелени устремлялся  в
глубь могучей гряды - клиньями еще объятых темнотой долин. Взорам  открылась
самая просторная и протяженная из них. Она достигала горного узла со снежной
вершиной, а широкое устье разлога стерегла отдельная гора за светлым  речным
витком. Еще неблизкое ее взлобье золотилось в утренних лучах.
     - Ну, Леголас! - сказал Гэндальф. - Поведай нам, что ты видишь!
     Леголас заслонил глаза от рассиявшегося солнца.
     - Я вижу, со снеговых высей, блистая, бежит поток, исчезает в разлоге и
возникает из мглы у подошвы зеленой горы, близ восточной окраины дола.  Гора
обнесена мощной стеной, остроконечной оградой и крепостным  валом.  Уступами
вздымаются крыши домов; венчает крепость круглая зеленая терраса  с  высоким
дворцом. Кажется, он крыт золотом - так и сияет. И дверные столбы золотые. У
дверей стража в сверкающих панцирях; во всей крепости  никакого  движения  -
видно, еще спят.
     - Крепость называется Эдорас, - сказал Гэндальф, - а златоверхий дворец
- Медусельд. Это столица  Теодена,  сына  Тенгела,  властителя  Мустангрима.
Хорошо, что мы подоспели к рассвету. Вот она, наша дорога. А  ехать  надо  с
оглядкой - время военное, и коневоды-ристанийцы не спят и не  дремлют,  мало
ли что издали кажется. Не прикасаться к оружию и держать языки на привязи  -
это я всем говорю, да и себе напоминаю. Надо, чтобы нас добром пропустили  к
Теодену.
     Стояло хрустальное утро, и птицы распевали вовсю, когда они подъехали к
реке. Она шумно изливалась в низину, широким извивом  пересекая  их  путь  и
унося свои струи  на  восток,  к  камышовым  заводям  Онтавы.  Сырые  пышные
луговины и травянистые берега заросли ивняком,  и  уже  набухали,  по-южному
рано, густо-красные почки. Мелкий широкий брод был весь  истоптан  копытами.
Путники переправились и выехали  на  большую  колеистую  дорогу,  ведущую  к
крепости мимо высоких курганов у подошвы горы. Их зеленые склоны с  западной
стороны подернуло точно снегом звездчатыми цветочками.
 ..далее 




Все страницы произведения: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 204 205 206 207 208 209

Последние изменения на странице произошли 29-07-2004

Hosted by uCoz