Необычные Недорогие люстры купить. | Текстиль для сиденья bugaboo cameleon.

Д.Р.Р. ТОЛКИЕН

Начало сайта

Для учёбы

Личности

Почти серьёзно

Ссылки
Об авторе Что нового (Бес)толковый словарь Разное

Здесь размещены электронные варианты книг (в основном худ.лит.)

Д.Р.Р. ТОЛКИЕН

Властелин колец. Две крепости


     - Наверно, страшной повестью чреваты твои слова, -  сказал  Фарамир.  -
Может быть, ты расскажешь ее ввечеру. Как мне теперь ясно, Митрандир был  не
только мудрецом и книжником  -  он  был  вершителем  судеб  нашего  времени.
Окажись он в Гондоре, когда мы с братом  услышали  во  сне  прорицание,  он,
верно, разъяснил бы его, не пришлось бы отправлять посланца в Раздол. А быть
может, не стал бы разъяснять, и Боромир  все  равно  не  ушел  бы  от  рока.
Митрандир никогда не открывал нам будущего и не посвящал в свои  замыслы.  С
позволенья Денэтора - не знаю уж, как ему это удалось, - он  был  допущен  в
нашу сокровищницу, и я почерпнул из едва приоткрытого кладезя его  познаний:
он был скупым наставником.
     Более всего занимали его летописи  и  устные  предания  времен  Великой
Битвы на равнине Дагорлада и основания Гондора,  когда  был  низвержен  Тот,
кого называть не стану. И про Исилдура  выспрашивал  он,  хотя  о  нем  наши
предания памяти не сохранили: он ушел, как сгинул.
     Фарамир перешел на шепот:
     - Я же частью узнал, частью домыслил и сохранил в  глубокой  тайне  вот
что. Исилдур заполучил некое сокровенное достояние Врага,  да  не  будет  он
назван, и взял его с собой, уходя из Гондора навстречу безвестной гибели.  И
казалось мне, что я понял, чего доискивается  Митрандир,  однако  же  поиски
эти, устремленные в глубокую древность, счел любомудрием книжника. Но  когда
мы пытались разгадать таинственное прорицание, пришло мне  на  ум,  что  эта
добыча и есть Проклятие Исилдура. Ибо ничего мы больше о нем не знаем,  лишь
упомянуто в одном из сказаний, что его  пронзила  стрела  орка.  Это  же,  и
только это сказал мне Митрандир.
     Не знаю и не ведаю, какое вражеское  достояние  понадобилось  Исилдуру:
должно быть, некий могучий гибельный талисман,  орудие  лиходейства  Черного
Властелина. И если оно сулит удачу в  бою,  то  наверняка  Боромир,  гордый,
бесстрашный, зачастую безоглядный,  жаждущий  блеска  побед  Минас-Тирита  и
блистания своей воинской славы, неудержимо возжелал этим орудием  завладеть.
В недобрый час отправился он в Раздол! И отец, и старшины послали  бы  меня,
но он, как старший брат и закаленный воин, не мне чета  (говорю  без  всякой
обиды), настоял на своем.
     Однако же не страшитесь! Я не подобрал бы этот талисман  и  на  большой
дороге. Если бы даже Минас-Тирит погибал на моих глазах и я один мог бы  его
спасти  с  помощью  вражеского  колдовского  орудья,  возвеличить  Гондор  и
прославиться, то и тогда - нет! Такою ценой  не  нужны  мне  ни  победы,  ни
слава, о Фродо, сын Дрого.
     - Так же решил и Совет, - сказал Фродо. - И мне они не нужны, и  вообще
- не мое это дело.
     - Мне в мечтах представляется, - сказал Фарамир,  -  и  цветущее  Белое
Древо в великокняжеском дворце, и Серебряный Венец на челе князя,  и  мирный
Минас-Тирит - нет, Минас-Анор, град, каким  он  был  в  древности,  светлый,
высокий и дивный, прекрасный, как царь среди царей, а  не  грозный,  подобно
властелину, окруженному рабами, да и добрый властелин не  лучше,  даже  если
рабы им довольны. Воевать надо: мы защищаем свою жизнь и  честь  от  убийцы,
изувера и разрушителя. Однако не по душе мне ни сверканье острых  мечей,  ни
посвист быстрых стрел, ни слава  великого  воителя.  Все  это  надобно  лишь
затем, чтобы оборонить то, что  мы  обороняем:  светлый  град,  воздвигнутый
нуменорцами, оплот памяти и хранилище древней мудрости, святилище красоты  и
светоч живой истины. Надо, чтоб его любили,  а  не  боялись,  и  чтили,  как
почитают убеленных сединами мудрецов.
     Так что оставь опасенья! Я тебя больше не буду выспрашивать, не  спрошу
даже, верно ли я догадался. Разве что ты сам мне доверишься - что  ж,  тогда
попробую помочь тебе советом, а быть может, и делом.
     Фродо на это ничего не сказал. Он едва не уступил желанию искать помощи
и совета у этого сурового юноши, так были отрадны  его  ясные  речи.  Однако
что-то его удержало, на сердце у него были страх и тревога, ведь  если  и  в
самом деле только они с Сэмом уцелели из Девяти Хранителей, то одни остались
в ответе за все. Излишняя подозрительность надежней слепого доверия. К  тому
же, поглядывая на высокого  спутника  и  внимая  его  голосу,  он  вспоминал
Боромира - внезапно перекошенное лицо и алчный  огонь  в  глазах.  Непохожие
братья были ужасно похожи.

     Потом они шли молча, бесшумно скользя по траве  мимо  старых  деревьев,
точно серо-зеленые тени; над ними распевали птицы и отливала темным  блеском
вечнозеленая листва итильского леса.
     Сэм в разговор не встревал, только прислушивался, в то  же  время  ловя
чутким хоббитским ухом окрестные лесные шумы и шорохи. Про Горлума  ни  разу
упомянуто не было, и он был  этому  рад:  никуда  от  Липучки,  конечно,  не
денешься, но хоть малость-то отдохнуть - и то хлеб. Вскоре он  заметил,  что
идут они вроде одни, а кругом уйма людей: впереди мелькали Дамрод и  Маблунг
и со всех сторон  быстрые,  бесшумные,  еле  видные  Следопыты  поспешали  к
условленному месту.
     Вдруг его точно кольнул в спину чей-то взгляд;  он  обернулся  и  успел
углядеть маленькую темную фигурку, перебегавшую  за  деревьями.  Сэм  открыл
было рот, но подумал и махнул рукой.
     "Может, показалось, - сказал он сам себе. - Да и чего я  буду  лезть  к
ним с этой паскудиной, раз про него и помнить забыли? Что мне,  больше  всех
надо?"

     Наконец лес поредел,  склон  сделался  круче.  Они  свернули  вправо  и
набрели на речонку, тот самый ручеек, что точился из водоема, стал  бурливым
потоком, и его каменистое русло пролегало по дну  узкого  ущелья,  заросшего
самшитом и остролистом. Приречные низины на западе были подернуты золотистой
дымкой, и, озаренный предзакатным солнцем, широко струился Андуин.
     - А теперь, увы,  я  вынужден  быть  неучтивым,  -  сказал  Фарамир.  -
Надеюсь, мне это простится: пока что, в нарушение всех приказов, я не только
не убил вас, но даже не ослепил. Но тут уж запрет  строжайший: эту тропу  не
должен знать никто, даже  наши  созники-ристанийцы.  Придется  завязать  вам
глаза.
 ..далее 




Все страницы произведения: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 204 205 206 207 208 209

Последние изменения на странице произошли 29-07-2004

Hosted by uCoz