Д.Р.Р. ТОЛКИЕН

Начало сайта

Для учёбы

Личности

Почти серьёзно

Ссылки
Об авторе Что нового (Бес)толковый словарь Разное

Здесь размещены электронные варианты книг (в основном худ.лит.)

Д.Р.Р. ТОЛКИЕН

Властелин колец. Две крепости


     - Вот, - сказал Сэм в заключение, - такие вот стишата я слышал у нас  в
Хоббитании. Может, и чепуха все это, а может, и нет. У нас ведь тоже сколько
хочешь сказок и россказней  про  южные  края.  Бывало,  раньше  иной  хоббит
нет-нет да и раскачается, спутешествует куда глаза  глядят.  Кое-кто  так  и
пропал, а которые возвращались, тем веры не было: одно дело -  "пригорянские
новости", другое - "припечатано в Хоббитании",  как  говорится.  Слыхивал  я
рассказы  про  черных  Громадин  из  солнечных  стран.  У  нас  они  зовутся
смуглинги, и воюют они будто бы верхом на олифантах. Олифанты носят на спине
дома и башни и швыряются деревьями и камнями. Как ты сказал:  "Люди  с  юга,
раскрашенные и золотом обвешанные", так у меня само с  языка  сорвалось:  "А
олифантов не было?" Потому что, если бы были,  я  бы  сунулся  поглядеть,  и
пропадай моя головушка. Но, может, и правда нет таких зверей на свете. -  Он
вздохнул.
     - Нет, не было с ними олифантов, - повторил Горлум. - Смеагорл про  них
никогда не слышал и видеть их не хочет. Смеагорл не хочет, чтобы такие звери
были на свете. Он хочет скорее уйти отсюда и  спрятаться  получше.  Смеагорл
хочет, чтобы хозяин пошел с ним вместе.  Добренький  хозяин,  он  пойдет  со
Смеагорлом?
     Фродо встал. Как он ни был озабочен, а все  же  рассмеялся,  когда  Сэм
читал старинные детские стишки про "олифанта", и смех помог ему решиться.
     - Эх, нам бы тысячу олифантов и вперед бы пустить самого белого,  а  на
нем - Гэндальфа, - сказал он,  -  тогда  бы,  глядишь,  и  пробились  в  эту
проклятую страну. Но у нас олифантов  нет,  есть  только  усталые  ноги,  на
которые вся надежда. Что ж, Смеагорл, три - счастливое число. Где  там  твоя
третья дорога? Давай веди.
     - Хороший хозяин, умный хозяин, добренький хозяин! - радостно восклицал
Горлум, обнимая колени Фродо. - Самый хороший хозяин! Отдохните,  добренькие
хоббиты, только схоронитесь под камушками, чтоб вас  совсем-совсем  было  не
видно! Полежите, поспите, пока Желтая Морда не уберется. Тогда мы быстренько
пойдем. Побежим тихонько и быстренько, как тени!




      Глава IV. КРОЛИК, ТУШЕННЫЙ С ПРИПРАВАМИ





     Остаток дня отдыхали, прячась от солнечного света, и, лишь  когда  тени
удлинились и ложбину затопило сумраком, собрались в дорогу, немного поели  и
выпили глоток-другой воды. От путлибов Горлум по-прежнему воротил нос, но от
воды не отказался.
     - Скоро напьемся вдоволь, - сказал он, облизывая губы. -  Хорошая  вода
течет с гор к Великой Реке, вкусная водица там, куда мы идем.  Там  Смеагорл
авось и покушенькает. Он очень голоднющий, очень, горлум!
     Он приложил широкие плоские лапы к ввалившемуся животу, и в глазах  его
вспыхнул зеленоватый блеск.

     В густых сумерках они подползли к западному краю ложбины,  выскочили  и
припустились рысцой по взрытой, покореженной земле вдоль  дорожной  обочины.
До полнолуния оставалось трое суток, но яркая луна выглянула  из-за  гор  не
раньше полуночи, и сперва было очень темно.  Клык  Мордора  буровил  темноту
красным лучом - больше ничего не видать было  и  не  слыхать,  но  бессонная
стража Мораннона уж наверняка отовсюду смотрела.
     Красный   луч,   точно   одноглазый   взгляд,   преследовал   беглецов,
спотыкавшихся на каменистой пустоши. Выйти на дорогу они не смели, держались
слева от нее, по возможности неподалеку. Наконец уже на исходе  ночи,  когда
они изрядно утомились (только разок немного передохнули), луч стал  огненной
точкой и совсем исчез - его заслонил темный  хребет  нижнего  кряжа:  дорога
свернула на юг.
     На сердце полегчало, и они опять рискнули присесть, хотя Горлуму  и  не
сиделось. По его прикидке, от Мораннона  до  распутья  близ  Осгилиата  было
около тридцати лиг, и он хотел их осилить за  четыре  ночных  перехода.  Они
снова побежали, оступаясь на каждом шагу, но уже светало, и пустынное  серое
угорье все более обнажалось. Почти  восемь  лиг  было  пройдено,  и  хоббиты
вконец выбились из сил, да и рисковать не стоило.

     Взгляду их открывалась земля не столь запущенная и опоганенная,  как  у
Ворот Мордора. Слева по-прежнему грозно  нависали  горы,  но  южная  дорога,
завидневшаяся поблизости, уходила наискосок, к западу от сумрачных подножий.
Темные купы деревьев вверху на склонах казались  осевшими  клочьями  туч,  а
впереди  простиралась  диковатая  пустошь,  заросшая  вереском,  ракитником,
кизилом и всяким иным незнакомым кустарником. Там и сям  высилось  несколько
сосен. Усталые хоббиты приободрились: воздух был свежий и  душистый,  и  все
вместе напоминало им холмы далекого Северного удела. Ужасы отошли в будущее,
а пока что они брели по земле, которая лишь недавно подпала под  владычество
Саурона, и Черный  Властелин  еще  не  успел  ее  изгадить.  Но  хоббиты  не
забывали, что клыкастая пасть его пока совсем неподалеку, хотя и спрятана за
угрюмыми вершинами, и подыскивали  какое  ни  на  есть  укрытие  на  опасное
дневное время.
     День был томительный. Они лежали в зарослях вереска и кое-как  коротали
медленные дневные часы; тень Эфель-Дуата давила на них, солнце скрывалось  в
серых тучах. Фродо временами засыпал, спокойно  и  глубоко,  то  ли  доверяя
Горлуму, то ли от усталости не желая о нем думать, а Сэм  дремал  вполглаза,
даром что Горлум дрыхнул, гад, без задних ног, всхрапывая и дергаясь,  -  за
такие сны ему бы голову оторвать. По правде-то,  не  спалось  ему  не  из-за
Горлума, а из-за голода: очень хотелось  поесть  по-домашнему,  какой-нибудь
горячей стряпнятинки.
     Когда окрестность утонула в серой мгле, они тронулись  в  путь.  Вскоре
Горлум спустился на дорогу, и они зарысили быстрее, хоть и  не  без  опаски.
Держали ушки на макушке: не раздастся ли стук копыт, тяжелая поступь спереди
или сзади? Но не слышно было ни копыт, ни поступи - ночь прошла спокойно.
     Дорогу проложили в давние времена, и лиг на тридцать от  Мораннона  она
была уложена заново, но южнее изрядно заросла.  Строили  ее  мастера  своего
дела: ровная и прямая, она врезалась в каменные откосы, взбегала на  широкие
прочные арки над ручьями, но постепенно исчезали всякие следы кладки,  разве
что высунется сбоку  из  кустов  сломанный  столб  да  проглянет  обомшелая,
затравенелая  плита.  Косогор  за  обочинами,  как  и  сама  дорога,   зарос
деревьями,  вереском,  папоротником.  Большак  превратился   в   заброшенный
проселок, однако же прямой как стрела - он вел  их  к  цели  самым  коротким
путем.

 ..далее 




Все страницы произведения: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 204 205 206 207 208 209

Последние изменения на странице произошли 29-07-2004

Hosted by uCoz