Д.Р.Р. ТОЛКИЕН

Начало сайта

Для учёбы

Личности

Почти серьёзно

Ссылки
Об авторе Что нового (Бес)толковый словарь Разное

Здесь размещены электронные варианты книг (в основном худ.лит.)

Д.Р.Р. ТОЛКИЕН

Властелин колец. Две крепости


     Вой сменился долгим злобно-унылым визгом, и, когда все  смолкло,  Фродо
медленно поднял голову. По ту сторону  узкой  долины  почти  вровень  с  его
глазами высились стены смертоносной крепости и зияли ее ворота  -  отверстая
зубастая пасть. Они были распахнуты настежь, и оттуда выходило войско.
     Все воинство было в черном, под стать  ночи.  Из-за  восковых  стен  по
светящимся плитам  выступали  ряд  за  рядом,  быстро  и  молчаливо,  черные
ратники, и не было им конца. Впереди в едином сомкнутом строю ехала конница,
а во главе ее - всадник и конь крупнее всех остальных, и всадник  на  черном
коне был в черном плаще и латах,  и  лишь  поверх  его  опущенного  капюшона
мерцал замогильным светом шлем - или, быть  может,  венец.  Он  подъезжал  к
мосту, и Фродо не мог ни сморгнуть, ни  отвести  от  него  широко  раскрытых
глаз. Так это же Предводитель Девятерых Кольценосцев возвращался на землю во
главе  несметного  воинства?  Да,  это   был   он,   тот   самый   костистый
король-мертвец, чья  ледяная  рука  пронзила  Хранителя  Кольца  смертельным
клинком. И старая рана страшно заныла, и холод подобрался к сердцу Фродо.
     И  когда  он  застыл,  пригвожденный  ужасом  и  зачарованный,  Всадник
внезапно остановился у самого моста, а  за  ним  стало  все  войско.  Тишина
омертвела. Должно быть, главарь призраков расслышал  зов  Кольца  и  на  миг
смутился, почуяв в своей долине присутствие иной мощи. Венчанная  мертвенным
блеском черная голова  поворачивалась,  проницая  темень  невидимыми  очами.
Фродо оцепенел, как птичка при виде подползшей змеи, и почувствовал  во  сто
крат сильнее, чем бывало  прежде,  властный  приказ  надеть  Кольцо.  Однако
теперь он ничуть не хотел подчиниться. Он знал, что Кольцо выдаст его и  что
ему не под силу тягаться с Моргульским  властителем  -  пока  не  под  силу.
Скованный  смертным  страхом,  он  испытывал  гнетущее  принуждение   извне;
ответного побуждения  не  было.  Его  рука  пошевелилась  -  Фродо,  томимый
предчувствием, безвольно наблюдал со стороны, словно читая жуткую повесть, -
и поползла к цепочке на шее. Наконец воля Фродо проснулась и подвела руку  к
какому-то предмету, спрятанному у сердца, холодному, твердому,  -  и  ладонь
его сжала фиал Галадриэли, забытый и как бы ненужный до этой роковой минуты.
И всякая мысль о Кольце покинула его; он вздохнул и опустил голову.
     В тот же миг Повелитель  призраков  тронул  коня  и  вступил  на  мост;
мрачное полчище двинулось за ним. Может статься, незримый его взор  обманули
эльфийские накидки, а окрепнувший духом,  независимый  маленький  враг  стал
незаметным. К тому же он торопился.  Урочный  час  пробил,  и  по  мановению
своего Властелина он обрушивался войной на Запад.
     И он промчался зловещей тенью вниз по извилистой дороге, а по мосту все
проходил  за  строем  строй.  Со дней Исилдуровых не выступало такой рати из
долины  Минас-Итила, никогда еще не осаждало Андуинские броды столь свирепое
и могучее воинство, и однако же это было лишь одно, и не самое несметное, из
полчищ, которые изрыгнул Мордор.

     Фродо шевельнулся, и вдруг мысли его обратились к Фарамиру. "Вот буря и
грянула, - подумал он. - Стальная туча мчится на Осгилиат. Успеет ли Фарамир
переправиться? Он предвидел это, но все же  не  застанут  ли  его  врасплох?
Броды гондорцы не удержат: кто сможет  противостоять  Первому  из  Девятерых
Всадников? А вслед ему не замедлят и другие несметные рати. Я  опоздал.  Все
пропало. Я замешкался в пути. Все погибло. Если даже  я  исполню  поручение,
все равно об этом никто никогда не  узнает.  Кто  останется  в  живых,  кому
рассказать? Все было зря, все напрасно". Обессилев от горя, он  заплакал,  а
Моргульское войско все шло и шло по мосту.
     Потом откуда-то издалека,  словно  бы  в  Хоббитании  ранним  солнечным
утром, когда пора было просыпаться и растворялись  двери,  послышался  голос
Сэма: "Проснитесь, сударь! Проснитесь" - и, если бы голос прибавил: "Завтрак
уже на столе", он бы ничуть не удивился. Вот приставучий Сэм!
     - Очнитесь, сударь! - повторял он. - Они прошли.
     Лязгнули, закрываясь, ворота Минас-Моргула. Последний строй  копейщиков
утонул в дорожной мгле. Башня  еще  скалилась  мертвенной  ухмылкой,  но  на
глазах тускнела, и крепость окутывалась сумрачной тенью, воцарялось  прежнее
безмолвие, и по-прежнему глядели изо всех черных окон недреманные очи.
     - Очнитесь, сударь! Они умотали, и нам  тоже  надо  живенько  сматывать
удочки. Тут караулит глазастая нежить, того и гляди, увидят, и  они-то  тебя
да, а ты-то их нет, извините, ежели непонятно, мне и самому не очень. Но тут
поторчи на месте, и мигом тебя накроют. Пойдемте, сударь!
     Фродо поднял голову и встал на ноги. Отчаяние осталось, но бессилие  он
одолел. Он даже угрюмо улыбнулся: наперекор всему вдруг стало яснее  ясного,
что ему надо из последних сил выполнять свой  долг,  а  узнают  ли  об  этом
Фарамир, Арагорн, Элронд, Галадриэль или Гэндальф - дело десятое. Он  держал
в одной руке посох, в другой - фиал; заметив, что ясный  свет  уже  струится
из-под его пальцев, он спрятал фиал обратно и прижал его  к  сердцу.  Потом,
отвернувшись от Моргульской крепости - сереющего пятна в темной логовине,  -
он изготовился в путь.
     Видимо,  Горлум  бросил  хоббитов  и  уполз  наверх,  в  темень,  когда
открылись ворота Минас-Моргула. Теперь он приполз обратно. Зубы его клацали,
длинные пальцы дрожали.
     - Дурачки! Глупыши! - шипел он. - Нельзя мешкать! Пусть они не  думают,
что опасность миновала, нет. Не мешкайте!
     Не отвечая, они пошли за ним по краю пропасти. Это было жутковато  даже
после всех пережитых ужасов, но вскоре тропа  свернула  за  выступ  скалы  и
нырнула в узкий пролом  -  должно  быть,  к  первой  лестнице  из  обещанных
Горлумом. Там было своей протянутой руки не видно, и только сверху светились
два бледных огонька: Горлум повернул к ним голову.
     - Оссторожней! - шепнул он. - Тут ступеньки, много-много ступенек. Надо
очень оссторожно!
     И опять не соврал: хотя Фродо и Сэму полегчало - все  ж  таки  стены  с
обеих сторон, - но лестница была почти отвесная, и чем выше карабкались  они
по ней, тем сильнее оттягивал черный провал позади.  Ступеньки  были  узкие,
неровные, ненадежные: стертые и скользкие, а некоторые просто осыпались  под
ногой. Хоббиты лезли и лезли, хватаясь непослушными, онемелыми  пальцами  за
верхние ступеньки и заставляя  сгибаться  и  разгибаться  ноющие  колени,  а
лестница все глубже врезалась в  утес,  и  все  выше  вздымались  стены  над
головой.
 ..далее 




Все страницы произведения: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 204 205 206 207 208 209

Последние изменения на странице произошли 29-07-2004

Hosted by uCoz