Все возобновляемые источники энергии подробнее описаны на страницах. | Нормативная база, загранпаспорт

Д.Р.Р. ТОЛКИЕН

Начало сайта

Для учёбы

Личности

Почти серьёзно

Ссылки
Об авторе Что нового (Бес)толковый словарь Разное

Здесь размещены электронные варианты книг (в основном худ.лит.)

Д.Р.Р. ТОЛКИЕН

Властелин колец. Возвращение короля


     И он повелел Гальбараду  развернуть  и  водрузить  знамя,  которое  тот
привез из Раздола; затрепетало черное полотнище, и в темноте не видно  было,
что на нем выткано. Дружина заночевала  возле  камня,  но  почти  никому  не
спалось в безмолвном окружении призраков.
     С первыми лучами бледного рассвета Арагорн повел свою Дружину в далекий
и многотрудный поход без отдыха и промедленья: такой был лишь ему по  силам,
и его непреклонная воля поддерживала остальных. Подобных тягот не  вынес  бы
никто из смертных - но вынесли северные витязи-дунаданцы, и с ними был  гном
Гимли и Леголас из рода эльфов.
     Они прошли в Ламедон Тарлангским перевалом; за ними  по  пятам  мчалось
призрачное воинство, а страшная весть о нем летела  впереди,  и,  когда  они
въезжали в Калембель-на-Кириле, кровавый закат озарял  их  со  спины,  из-за
хребта Пиннат-Гелина. В городе не было ни души,  переправа  через  Кирил  не
охранялась, ибо многие ушли на войну, а прочие бежали в  горы,  прослышав  о
нашествии полчища мертвых. Наутро рассвета не было, и Серая Дружина  исчезла
с глаз людских во тьме, нахлынувшей из Мордора; а мертвецы спешили следом.



      ГЛАВА III. войсковой СБОР





     Все пути сходились теперь на востоке, на рубеже грядущей войны  -  там,
где сгущалась грозная Темь. И когда Пин  стоял  у  столичных  Великих  Врат,
провожая взглядом золотистые стяги  владетеля  Дол-Амрота,  дружина  конунга
Ристании спускалась с гор к Укрывищу.
     День угасал. Длинные тени тянулись перед конниками. Темнота вползала  в
густой, перешептывающийся  ельник,  облекавший  горные  кручи.  Конунг  ехал
медленно, он утомился за день. Вскоре тропа, обогнув выступ огромного утеса,
углубилась в тихий лесной сумрак. Вниз, вниз и вниз  двигались  они  длинной
извилистой вереницей. Ближе ко  дну  ущелья  уже  совсем  свечерело.  Солнце
зашло, и сумеречная мгла окутала водопады.
     Весь день виднелся далеко внизу бурливый поток,  сбегавший  с  высокого
перевала, клокоча в своем узком русле между скалистыми откосами  в  сосновом
убранстве; и вот он  был  перед  ними,  готовый  вырваться  на  приволье  из
каменных теснин. Конники ехали берегом - и вдруг  им  открылась  Дунхергская
долина,  оглашенная  вечерним  гулом  воды.  Кипучая   Снеговая,   усиленная
притоком, мчалась, обдавая пеной  каменистое  ложе,  к  Эдорасу,  к  зеленым
холмам и равнинам. Справа, у края широкой долины, вздымал заоблачные взлобья
могучий Старкгорн, и его иззубренная вершина в шапке вечных снегов  сияла  в
высоте; черно-синие тени ложились на нее с востока, и багровыми  пятнами  ее
осыпал закат.
     Мерри  изумленно  озирал  этот  неведомый  край,  о   котором   столько
понаслышался в долгом пути. Небес тут не было: вглядывайся не вглядывайся  в
туманную пелену  поверху,  увидишь  только  громоздящиеся  склоны,  утес  за
утесом, и хмурые ущелья, подернутые дымкой. Он сонно вслушивался в шум воды,
в смутный шепот деревьев, в треск расседающегося камня  -  и  чуял  огромное
молчанье, ожидающее, пока все эти  шумы  стихнут.  Ему  вообще-то  нравились
горы, а лучше сказать - нравилось, как они возникают за обочиной рассказов о
дальних странах; но теперь его придавила несусветная тяжесть  взаправдашнего
Средиземья, и больше всего на свете он хотел  бы  оказаться  у  себя,  возле
камина, в уютной комнатушке.
     Он очень устал: ехали-то они медленно, однако же почти не отдыхали. Три
долгих, томительных дня трясся он по тропам вверх и  вниз,  через  перевалы,
длинными долинами и  звенящими  бесчисленными  бродами.  Ежели  дорога  была
пошире, он ехал рядом с конунгом, не замечая, что многие конники усмехались,
глядя на это соседство: хоббит  на  лохматеньком  сером  пони  и  повелитель
Ристании на большом белом коне. А он разговаривал  с  Теоденом,  рассказывал
ему о себе, о своих и прочие хоббитанские байки,  потом  слушал  рассказы  о
Мустангриме и о подвигах ристанийских витязей. Но чаще всего, как  и  нынче,
Мерри ехал сам  по  себе,  за  конунгом,  говорить  было  не  с  кем,  и  он
вслушивался в медленную звучную речь ристанийцев, доносившуюся сзади. Многие
слова он вроде бы узнавал, только звучали  они  и  звонче,  и  протяжнее,  а
вместе никак не складывались. Иногда чей-нибудь ясный голос заводил песню, и
у Мерри взыгрывало сердце, хоть он и не понимал, о чем поется.
     Очень ему было все-таки одиноко, особенно теперь,  на  закате  дня.  Он
думал, куда же в этом непонятном мире подевался Пин, где Арагорн, Леголас  и
Гимли. И внезапным холодом полоснула мысль: а Сэм  с  Фродо  -  они-то  где?
"Совсем я про них забыл, - укорил он себя. - Они же из всех нас главные, я и
пошел-то им в помощь, и вот теперь они за  сотни  миль,  спасибо  еще,  если
живы". Он испуганно поежился.

     - Вот и Укрывище! - молвил Эомер. - Близок конец пути.
     Кони стали. Через узкую горловину  ущелья,  как  сквозь  высокое  окно,
едва-едва был виден крутой спуск в  меркнущую  долину.  Внизу,  возле  реки,
вспыхивал и угасал крохотный огонек.
     - Да, конец пути близок, - подтвердил Теоден, - и это -  начало  нового
пути. Прошлой ночью было полнолуние, а наутро я поеду в Эдорас, на войсковой
сбор.
     - Прими мой совет, - негромко сказал Эомер, -  возвратись  потом  сюда,
пережди здесь победу или поражение.
     - Нет, - усмехнулся Теоден, -  нет,  сын  мой,  ибо  так  я  буду  тебя
называть, ты уж не будь советником наподобие Гнилоуста! -  Он  выпрямился  в
седле и оглянулся на длинный строй ратников, терявшийся в сумерках. -  Давно
я не водил вас в поход, многие дни стеснились в годы, но теперь-то  я  клюку
отбросил. Коли нас победят, что мне толку скрываться  в  горах?  А  коли  мы
победим, то нестрашно мне и погибнуть, исполнив свой долг до конца. Однако ж
будет об этом. Нынче я ночую в Укрывище, и есть  еще  у  нас  хотя  бы  один
мирный вечер. Едем!

     Уже  почти  стемнело,  когда  они  спустились.  Снеговая  протекала   у
западного края долины, и вскоре тропа привела их к броду, где  вода  бурлила
среди камней. Брод охраняли; воины выпрыгивали из-за темных скал и,  завидев
их, радостно возглашали:
 ..далее 




Все страницы произведения: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175

Последние изменения на странице произошли 29-07-2004

Hosted by uCoz