Д.Р.Р. ТОЛКИЕН

Начало сайта

Для учёбы

Личности

Почти серьёзно

Ссылки
Об авторе Что нового (Бес)толковый словарь Разное

Здесь размещены электронные варианты книг (в основном худ.лит.)

Д.Р.Р. ТОЛКИЕН

Властелин колец. Возвращение короля


     - Я голодный. А сколько времени?
     - Ужинать поздновато, - отозвался Пин. - Но я, пожалуй, сбегаю  принесу
тебе чего-нибудь на ужин, авось дадут.
     - Дадут,  дадут,  -  заверил  Гэндальф.  -  Чего  бы  ни  пожелал  этот
ристанийский конник, ему тут же принесут, весь Минас-Тирит обрыщут, лишь  бы
нашлось. Он здесь в большом почете.
     - Вот и хорошо! - сказал Мерри. - Стало быть, поужинаю, а потом  выкурю
трубочку. - Лицо его  затуманилось.  -  Нет,  не  выкурю  трубочку.  Вообще,
наверно, больше курить не буду.
     - Это почему? - поинтересовался Пин.
     - Да как бы тебе объяснить, - медленно произнес Мерри. - Он ведь  умер,
вот и весь сказ. Сейчас мне сразу все припомнилось. Он  сказал  перед  самой
смертью, мол, жаль ему, что не придется послушать про наше ученье о  травах.
И теперь я, если закурю, стану о нем думать: помнишь, Пин, как он подъехал к
воротам Изенгарда, какой был учтивый.
     - Что ж, закуривай и думай о нем! - сказал Арагорн. - Вспоминай  о  его
доброте и учтивости, о том, что он  был  великий  воитель,  о  том,  как  он
сдержал клятву верности и в свое последнее утро вывел ристанийское войско из
мрака навстречу ясному рассвету. Недолго ты служил ему, но  память  об  этом
озарит твою жизнь до конца дней.
     Мерри улыбнулся.
     - Ладно, - сказал он, - не откажи мне, Бродяжник, в зелье и трубке, а я
покурю и подумаю.  У  меня  у  самого  в  котомке  было  отличное  зелье  из
Сарумановых запасов, да куда эта котомка подевалась в бою - леший ее знает.
     - Сударь мой Мериадок, - отвечал ему Арагорн, - если ты думаешь, что  я
проскакал через горы и все гондорское  княжество,  расчистив  путь  огнем  и
мечом,  затем,  чтобы  поднести  табачку  нерадивому   солдату,   бросившему
снаряжение на поле боя,  то  ты  сильно  ошибаешься.  За  неимением  котомки
попроси позвать здешнего травоведа. Он объяснит, что в траве,  которая  тебе
вдруг понадобилась, никакой пользы, насколько он знает, нет, но что  зовется
она по-простому западное зелье, а  по-ученому  галенас,  приведет  и  еще  с
десяток названий на самых редких языках, припомнит какие-нибудь  полузабытые
стишки, смысла в которых он не видит. И наконец с прискорбием  сообщит,  что
таковой травы в Палатах Врачеванья  не  запасено.  С  тем  ты  и  останешься
размышлять  об  истории  языков  Средиземья.  Вот  и  я  тебя   оставляю   -
поразмышляй. А то я в такой постели не  спал  после  Дунхерга  и  не  ел  со
вчерашнего вечера.
     Мерри схватил и поцеловал его руку.
     - Извини,  пожалуйста,  -  сказал  он.  -  Иди  скорей  есть  и  спать!
Навязались же мы еще в Пригорье на твою  голову.  Но,  понимаешь,  наш  брат
хоббит, коли дело серьезное, нарочно мелет вздор, лишь бы не пустить петуха.
Когда не до шуток, у нас нужные слова не находятся.
     - Прекрасно я это знаю, а то бы и сам иначе  с  тобой  разговаривал,  -
сказал Арагорн. - Да цветет Хоббитания во веки веков! - Он вышел,  поцеловав
Мерри, и Гэндальф последовал за ним.

     Пин остался в палате.
     - Нет, такого, как он, на всем свете не сыщешь! - сказал он.  -  Кроме,
конечно, Гэндальфа: да они небось родственники. Лопух ты лопух: котомка твоя
вон она, ты ее притащил за плечами. Он говорил и на нее поглядывал. Да  и  у
меня зелья на двоих-то хватит. На вот тебе, чтоб не  рыться:  то  самое,  из
Длиннохвостья. Набивай трубку, а я сбегаю насчет еды. Вернусь - поболтаем на
свой манер. Ух! Все ж таки нам, Кролам и Брендизайкам,  непривычно  жить  на
этаких высотах: уж больно все возвышенно.
     - Да, - сказал Мерри. - Оно конечно,  непривычно  -  может,  как-нибудь
притерпимся? Но вот в чем дело, Пин: мы теперь знаем, что эти высоты есть, и
поднимаем к ним взгляд. Хорошо, конечно, любить то, что тебе и так  дано,  с
чего-то все начинается, и укорениться надо, благо земля у нас  в  Хоббитании
тучная. Но в жизни-то, оказывается,  есть  высоты  и  глубины:  какой-нибудь
старик садовник про них ведать не ведает, но потому и садовничает,  что  его
оберегают вышние силы и те, кто с ними в согласии. Я рад,  что  я  это  хоть
немного понял. Одного не понимаю - чего  это  меня  понесло?  Где  там  твое
зелье? И достань-ка ты все-таки из мешка мою трубку, вдруг да она цела.

 ..далее 




Все страницы произведения: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175

Последние изменения на странице произошли 29-07-2004

Hosted by uCoz