Д.Р.Р. ТОЛКИЕН

Начало сайта

Для учёбы

Личности

Почти серьёзно

Ссылки
Об авторе Что нового (Бес)толковый словарь Разное

Здесь размещены электронные варианты книг (в основном худ.лит.)

Д.Р.Р. ТОЛКИЕН

Властелин колец. Возвращение короля


     - Грози, чем хочешь: я все равно сражусь с тобой.
     - Ты - со мной сразишься? Глупец! Ни один смертный муж мне не страшен.
     И тут Мерри услышал  совсем  уж  нежданный  звук.  Казалось,  Дернхельм
рассмеялся, и сталью зазвенел его чистый голос.
     - А я не смертный муж! Перед тобою женщина. Я - Эовин, дочь Эомунда,  и
я спорю с тобой о своем государе и родиче. Берегись, если ты не  бессмертен!
Я зарублю тебя, черная нежить, если ты тронешь его.
     Крылатая  гадина  зашипела  и   рявкнула   на   нее,   но   Кольценосец
безмолвствовал, точно вдруг усомнился в себе. А Мерри был так  удивлен,  что
страх его приотпустил. Он открыл глаза и,  понемногу  прозревая,  увидел  за
десяток шагов чудище в черной мгле  и  на  спине  его  жуткую  тень  главаря
назгулов. По левую руку, поодаль  от  Мерри,  стояла  та,  кого  он  называл
Дернхельмом. Теперь на ней не было шлема, и золотистые пряди рассыпались  по
плечам. Сурово и прямо глядели ее светло-серые глаза, но по  щекам  катились
слезы. В руке она держала  меч  и  заслонялась  щитом  от  мертвящего  взора
призрака.
     Да, это была Эовин, это был Дернхельм. Мерри  припомнилось  юное  лицо,
которое он увидел при  выезде  из  Дунхерга:  лицо  без  проблеска  надежды,
затененное смертью. Он и жалел ее, и восхищался  ею,  и  в  нем  пробудилась
упорная хоббитская храбрость. Он сжал кулаки. Нельзя,  чтоб  она  погибла  -
такая прекрасная, такая отважная! А уж если суждено ей погибнуть...
     Враг не смотрел  на  него,  но  он  опасался  шелохнуться:  как  бы  не
пригвоздил его к земле ужасный взгляд. И пополз медленно-медленно, однако же
для Черного Главаря он был что червяк в  грязи  -  тому  надо  было  жестоко
расправиться с дерзкой противницей.
     Внезапно чудище простерло крылья, источая зловоние. Оно снова  взвилось
высоко в воздух и с воплем ринулось вниз, на Эовин, выставив зубастый клюв и
когти.
     Но ни на шаг не попятилась она - ристанийская дева-воительница из  рода
конунгов, гибкая, как булатный клинок, блистающая грозной  красой.  Свистнул
острый меч и единым махом разрубил вытянутую шею; отсеченная  голова  камнем
брякнулась оземь. Эовин отпрянула  назад,  и  рухнуло  перед  нею  безглавое
чудище,  корчась  и  распластав  широкие  крылья.  Черная  мгла  рассеялась;
златокудрую царевну ярко озарило солнце.
     Из праха вырос, воздвигся Черный Всадник, с остервенелым криком обрушил
он булаву на ее шит, и шит разлетелся вдребезги, и обвисла  сломанная  рука,
колени ее подогнулись. А назгул навис, словно туча; сверкнули его  глаза,  и
он занес булаву для смертельного удара.
     Но вдруг он шатнулся, испустив крик  боли,  -  и  удар  пришелся  мимо,
булава угодила в землю.  Ибо  меч  хоббита  прорезал  сзади  черный  плащ  и
вонзился пониже кольчуги в подколенную жилу.
     - Эовин! Эовин! - крикнул Мерри. И она из последних сил  выпрямилась  и
взмахнула мечом, как бы отсекая корону от мантии, от могучих, склоненных над
нею плеч. Меч раскололся, как стеклянный. Корона, звякнув, откатилась. Эовин
ничком упала на труп поверженного врага... но пусты были  плащ  и  кольчуга.
Груда тряпья и железа осталась на земле;  неистовый  вопль  стал  протяжным,
стихающим воем, ветер унес его, и вой захлебнулся  вдали,  и  на  земле  его
больше не слышали.

     А хоббит Мериадок стоял среди мертвых  тел  и  мигал  на  свету,  будто
совенок; слезы слепили его, и как в тумане видел он лучистые волосы недвижно
простертой Эовин, потом посмотрел на лицо конунга, погибшего в  час  победы.
Белогрив в предсмертных судорогах  высвободил  седока,  но  прежде  невольно
погубил его.
     Мерри склонился и поднес к  губам  его  руку.  И  вдруг  Теоден  открыл
незамутненные глаза и с трудом, но твердо вымолвил:
     - Прощай, господин хольбитла!  Настал  мой  черед  отойти  к  праотцам.
Надеюсь, я не посрамил их памяти. И черного  змия  низверг  я  своей  рукой.
Рассвет был хмурый, день яснеет, и будет золотой закат!
     Мерри слова не шли на язык, и он опять заплакал. - Прости, государь,  -
проговорил он, - прости, я нарушил твое веление  -  и  только  и  смог,  что
оплакать нашу вечную разлуку.
 ..далее 




Все страницы произведения: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175

Последние изменения на странице произошли 29-07-2004

Hosted by uCoz