Д.Р.Р. ТОЛКИЕН

Начало сайта

Для учёбы

Личности

Почти серьёзно

Ссылки
Об авторе Что нового (Бес)толковый словарь Разное

Здесь размещены электронные варианты книг (в основном худ.лит.)

Д.Р.Р. ТОЛКИЕН

Властелин колец. Возвращение короля


     Негодуя и скорбя, Гэндальф отступил и затворил двери. Он молча стоял  в
раздумье у порога: все слушали завыванье пламени,  доносившееся  из  склепа.
Потом раздался страшный выкрик, и больше на земле Денэтора не  видели  и  не
слышали.

     - Таков был конец Денэтора, сына  Эктелиона,  -  промолвил  Гэндальф  и
обернулся к Берегонду и к застывшим в ужасе слугам. - И вместе с ним  навеки
уходит в прошлое тот Гондор, в котором вы жили: к добру ли, к худу  ли  это,
но дни его сочтены. Здесь пролилась кровь, но вы отриньте всякую злобу и  не
помышляйте о мести: вашей вины  в  том  нет,  это  лиходейские  козни.  Даже
верность присяге может оказаться пагубной, запутать в  хитрых  сетях  Врага.
Подумайте вы, верные слуги своего господина, слепо ему повиновавшиеся:  ведь
если бы не предательство Берегонда, то Фарамир, верховный  начальник  стражи
Белой Башни, сгорел бы вместе с отцом.
     Унесите погибших товарищей с этой злосчастной  Улицы  Безмолвия.  А  мы
отнесем Фарамира, ныне наместника Гондора, туда, где он, быть может, очнется
или уснет навеки.
     И Гэндальф с Берегондом подняли ложе и понесли его прочь от склепов,  к
Палатам Врачеванья, а Пин, понурившись,  брел  следом.  Но  слуги  Правителя
стояли как вкопанные, не в силах оторвать глаз от Усыпальни. Когда  Гэндальф
и спутники его миновали Рат-Динен, послышался гулкий треск. Обернувшись, они
увидели,  что  купол  склепа  расселся,  извергая  клубы  дыма.  С  грохотом
обрушилась каменная груда в бушующий огонь, но пламя не угасло, и языки  его
плясали к взвивались посреди развалин. Лишь  тогда  слуги  встрепенулись  и,
подняв трупы, поспешили вслед за Гэндальфом.

     У Фен-Холлена Берегонд скорбно поглядел на убитого привратника.
     - Никогда себе этого не прощу, - сказал он. - Но я себя  не  помнил  от
спешки, а он даже слушать не стал и обнажил меч.
     И, вынув ключ, отобранный у мертвеца, он затворил и запер дверь.
     - Ключ теперь надо отдать государю нашему Фарамиру, - сказал он.
     - Пока что его заменяет правитель Дол-Амрота, - сказал Гэндальф,  -  но
он при войске, и здесь распоряжаться буду я. Оставь ключ у себя и храни его,
пока в городе не наладят порядок.
     Наконец они вышли на верхние ярусы и  в  еще  неверном  утреннем  свете
направились к Палатам Врачеванья,  красивым  особнякам,  где  прежде  лечили
тяжелобольных, а теперь -  опасно  и  смертельно  раненных.  Они  находились
недалеко от ворот цитадели, в шестом ярусе у южной стены, и  возле  них  был
сад и роща - для Минас-Тирита диво дивное. Хозяйничали там женщины,  которым
позволили остаться в городе, ибо они  помогали  врачевать  и  были  хорошими
сиделками.
     Когда Гэндальф с Берегондом поставили ложе у главного входа в Палаты, с
поля битвы, из-за нижних Врат, вдруг послышался, раздирая уши, исступленный,
пронзительный вопль; ветер унес его, и он стих где-то  в  поднебесье.  Вопль
был ужасен, и все трое на миг замерли, но, когда он отзвучал, они  вздохнули
полной грудью, как не дышалось ни разу после нашествия  тьмы  с  востока,  и
засияло утро, и солнце пробилось сквозь тучи.

     Но лицо Гэндальфа было сурово и печально, он велел  Берегонду  с  Пином
отнести Фарамира в Палаты, а сам  взошел  на  ближнюю  стену;  словно  белое
изваянье, стоял он, озаренный солнцем, и всматривался в даль.  Его  взгляду,
не по-земному зоркому, открылось все, что произошло; и когда Эомер,  оставив
войско, подъехал и спешился возле простертых тел, Гэндальф  тяжко  вздохнул,
завернулся в плащ и спустился со стены. Берегонд  и  Пин  вскоре  вышли;  он
задумчиво дожидался их у дверей.
     Они поглядели на него, и наконец он прервал молчанье.
     - Друзья мои! - сказал он.  -  Ты,  защитник  столицы  Гондора,  и  ты,
маленький житель западного края! Великий  подвиг  свершился  ценою  великого
горя. Плакать нам или радоваться? Мы и надеяться не  смели,  что  лютый  наш
недруг сгинет; но этот неистовый вопль возвестил о его погибели. Однако же и
нас постигла тяжкая утрата. Я мог отвратить ее, когда б не безумие Денэтора.
Нет, от Врага в крепостях не укроешься. Но теперь-то я знаю, как ему удалось
проникнуть в глубь самой мощной крепости.
     Я давно догадался, что здесь, в Белой Башне, сокрыт  хотя  бы  один  из
Семи Зрячих Камней, и напрасно наместники мнили, будто это великая тайна. До
поры до  времени  у  Денэтора  хватало  мудрости  не  трогать  палантир,  не
соперничать с Сауроном: он трезво ценил свои силы. Но с  годами  мудрости  у
него поубавилось, и, когда над Гондором нависла угроза, он, должно  быть,  в
Камень заглянул - и заглядывал и обманывался, и боюсь, после ухода  Боромира
заглядывал слишком часто. Барад-Дур не мог подчинить его своей злой воле, но
видел он только то, что ему позволялось видеть. Узнавал он немало, и  многое
очень кстати, однако зрелище великой мощи Мордора довело его до  отчаянья  и
подточило рассудок.
     - Теперь-то я  понимаю,  а  тогда  как  испугался!  -  воскликнул  Пин,
содрогнувшись при этом воспоминании. - Он тогда вышел из чертога, где  лежал
Фарамир, и вернулся не скоро, а я подумал, какой он совсем другой - дряхлый,
надломленный.
 ..далее 




Все страницы произведения: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175

Последние изменения на странице произошли 29-07-2004

Hosted by uCoz