Д.Р.Р. ТОЛКИЕН

Начало сайта

Для учёбы

Личности

Почти серьёзно

Ссылки
Об авторе Что нового (Бес)толковый словарь Разное

Здесь размещены электронные варианты книг (в основном худ.лит.)

Д.Р.Р. ТОЛКИЕН

Властелин колец. Возвращение короля


     - Наверняка Фарамир, - говорили они. - Ему  и  люди,  и  кони  покорны.
Дойдут, вот увидите.

     Дойти оставалось не более четверти мили.  Вслед  за  пешим  отрядом  из
сумрака вынырнули конники тылового прикрытия - их уцелело десятка  два.  Они
развернулись и снова ринулись навстречу огненным струям.  И  вдруг  раздался
яростный,  оглушительный  рев.  Тучей  налетели  вражеские  всадники.  Струи
слились в огневой поток - толпа за толпой валили орки с факелами,  озверелые
южане  с  красными  знаменами;  все  они  дико   орали,   обгоняя,   окружая
отступающих.  Но  даже  их  ор  заглушили  пронзительные  вопли  из  темного
поднебесья: крылатые призраки, назгулы, устремились вниз - убивать.
     Строй смешался, объятые ужасом люди метались, бросали оружие,  кричали,
падали наземь.
     И тогда протрубила труба со стен цитадели: Денэтор наконец-то  разрешил
вылазку. Этого сигнала дожидались воины, притаившиеся у Врат и под  стенами,
- все верховые, какие были в городе. Они разом прянули вперед и помчались во
весь опор с боевым кличем, лавой охватывая врага. Ответный  клич  послышался
сверху, когда оттуда увидели, что впереди всех летят витязи Дол-Амрота и над
ними реет голубой с серебряным лебедем стяг князя Имраиля.
     - Амрот на выручку Гондору! - кричали со стен. - Амрот и Фарамир!
     Они обрушились на врага по обе стороны отступающего отряда, и, опередив
их, ураганом пронесся серебряно-белый всадник с воздетой, рукой и лучезарным
светочем.
     Назгулы удалились, и стих озлобленный вой; еще не  явился  их  Главарь,
гаситель белого огня. Воинство Мордора, хищно накинувшееся на  добычу,  было
захвачено врасплох - и, точно костер от вихря, разлетелось россыпью искр.
     Гондорские  дружины  оборотились  и  с  победным  кличем   ударили   на
преследователей. Охотники стали дичью, отступленье - атакой. Поле  покрылось
трупами орков и хородримцев; шипели, гасли и смердели  брошенные  факелы.  А
всадники мчались вперед, рубя и топча.
     Но Денэтор наступленья не замышлял. Хотя врага остановили и  отбросили,
с востока по-прежнему надвигались  многотысячные  полчища.  И  снова  запела
труба,  отзывая  вылазку.  Конница  Гондора  остановилась.  Под  ее  защитой
отступавшие выстроились, мерно зашагали к городу и вступили во Врата с гордо
поднятыми головами; и ратники  Минас-Тирита  приветствовали  их,  гордясь  и
печалясь, ибо многих недоставало. Фарамир потерял больше трети своих воинов.
А где же он сам?
     Он  прибыл,  когда  прошагали  дружины  и  въехала  в  город   конница,
последними - витязи под стягом Дол-Амрота; князь Имраиль вез на руках с поля
брани тело своего родича, Фарамира, сына Денэтора.
     - Фарамир! Фарамир! - кричали на улицах, и крики прерывались рыданьями.
Но он был недвижим и безмолвен; длинным  извилистым  путем  провезли  его  в
цитадель, к отцу. Шарахнувшись от Белого Всадника, один  из  назгулов  успел
метнуть смертоносный дротик, и Фарамир, который бился один на один с  конным
вожаком  хородримцев,  грянулся  оземь.  Лишь  безудержный  натиск   витязей
Дол-Амрота спас его от уже занесенных багровых мечей хородримцев.
     Князь Имраиль внес Фарамира в Белую Башню и молвил:
     - Твой сын воротился, государь, свершив великие подвиги, - и  рассказал
о том, чему был свидетелем.
     Но Денэтор не слушал его, он молча поднялся и  взглянул  сыну  в  лицо.
Затем он велел приготовить постель в чертоге, возложить на  нее  Фарамира  и
всем удалиться. Сам же направился в тайный покой у вершины Башни;  и  многие
видели этой ночью, как  в  узких  окнах  загорелся  и  мерцал  слабый  свет,
вспыхнул  напоследок  и  угас.  И  вновь  спустился   Денэтор,   подошел   к
распростертому  Фарамиру  и  безмолвно  сел  возле  него;  серым  было  лицо
Правителя, мертвенней, чем у его сына.

     Враги осадили город, плотно обложили его со  всех  сторон,  Раммас-Экор
был разрушен и захвачен весь Пеленнор. Последние  вести  принесли  защитники
северной заставы - те, кто успел добежать прежде, чем заперли Врата. Это был
остаток стражи, охранявшей  путь  из  Анориэна  и  Ристании.  Воинов  привел
Ингольд, тот самый, что впустил Гэндальфа с Пином неполных пять дней  назад,
когда в небе еще светило солнце и утро лучилось надеждой.
     - Про мустангримцев ничего не известно, - сказал он. - Нет, из Ристании
никто не подойдет. А подойдут - тем хуже для них. Их опередили: едва донесли
нам, что новое войско из-за реки идет на Каир-Андрос, а войско  уж  тут  как
тут. Тьма-тьмущая: многие тысячи здоровенных орков с Оком на щитах и  шлемах
и еще больше  людей,  каких  мы  прежде  не  видели.  Невысокие,  угрюмые  и
кряжистые, бородатые, как гномы,  с  бердышами.  Наверно,  из  какого-нибудь
дикого края на востоке. Северную дорогу перекрыли, и  большая  рать  ушла  в
Анориэн. Нет, мустангримцам не пройти.

 ..далее 




Все страницы произведения: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175

Последние изменения на странице произошли 29-07-2004

Hosted by uCoz