Д.Р.Р. ТОЛКИЕН

Начало сайта

Для учёбы

Личности

Почти серьёзно

Ссылки
Об авторе Что нового (Бес)толковый словарь Разное

Здесь размещены электронные варианты книг (в основном худ.лит.)

Д.Р.Р. ТОЛКИЕН

Властелин колец. Возвращение короля


     - Я думал, государь, об этом ты сам мне скажешь.
     - Скажу, когда узнаю, на что ты годен, - обещал Денэтор. -  И  наверно,
узнаю скорее, если ты будешь при мне. Служитель  моих  покоев  отпросился  в
передовую дружину, и ты его покуда заменишь. Будешь мне прислуживать, будешь
моим нарочным, будешь занимать меня беседой между делами войны и совета.  Ты
петь умеешь?
     -  Умею,  - сказал Пин. - Ну, то есть умею, судя по-нашему. Только ведь
наши  песенки  не  годятся  для  здешних  высоких  чертогов, и не идут они к
нынешним временам, государь. У нас ведь что самое страшное? Ливень да буран.
И поем-то мы обычно о чем-нибудь смешном, песни у нас застольные.
     - А почему ж ты думаешь, что такие ваши  песни  не  к  месту  и  не  ко
времени? Разве нам, обуянным чудовищной Тенью, не отрадно  услышать  отзвуки
веселья с дальней и светлой стороны? Недаром, стало быть, охраняли мы  ваши,
да и все другие края, не уповая ни на чью благодарность.
     Пин очень огорчился. Вот только  этого  не  хватало  -  распевай  перед
властителем Минас-Тирита хоббитские куплеты, тем более смешные, в которых уж
кто-кто, а он-то знал толк.
     Но покамест обошлось. Не было ему  велено  распевать  куплеты.  Денэтор
обратился  к  Гэндальфу,  расспрашивал  его  про  Мустангрим,  про  тамошние
державные дела и про Эомера, племянника конунга. А Пин  знай  себе  дивился:
откуда это здешнему государю столько известно про дальние  страны  -  сам-то
небось давным-давно не бывал дальше границы.
     Наконец Денэтор махнул Пину рукой - иди, мол, пока что не нужен.
     - Ступай в оружейную, - сказал он. - И оденься, как подобает  башенному
стражу. Там все для тебя готово, вчера я распорядился.
     И точно, все было готово: Пин облачился в причудливый  черно-серебряный
наряд. Сыскали ему и кольчугу - наверно, из вороненой стали, а с виду  вроде
гагатовую; шлем с высоким венцом украшен был по бокам черными крылышками,  а
посредине  -  серебряной  звездочкой.  Поверх  кольчуги  полагалась   черная
накидка, на которой серебром было выткано Древо. Прежние его одежды свернули
и унесли; серый лориэнский плащ, правда,  оставили,  однако  носить  его  на
службе  не  велели.   И   стал   он   теперь,   на   чужой   взгляд,   сущим
Эрнил-и-Ферианнатом, невысоклицким князем, как  его  именовали  гондорцы;  и
было ему очень не по себе. Да и сумрак нагнетал уныние.
     Тянулся беспросветный день. От  бессолнечного  утра  до  вечера  чадные
потемки над Гондором еще отяготели, дышалось трудно, теснило грудь. Высоко в
небесах ползла на запад огромная тяжкая туча: она  пожирала  свет,  ее  гнал
ветер войны; а  внизу  стояло  удушье,  будто  вся  долина  Андуина  ожидала
неистовой бури.

     В одиннадцатом часу его наконец ненадолго отпустили; Пин вышел из башни
и отправился поесть-попить, авось дадут, а заодно встряхнуться - не по нутру
ему пришлась нудная дворцовая служба. В столовой он встретил Берегонда - тот
как раз вернулся из-за пеленнорских рубежей, от сторожевых башен. Пин позвал
его прогуляться к парапету: измаяли его каменные мешки и даже высокие  своды
цитадели давили нестерпимо. Они уселись рядом возле  бойницы,  глядевшей  на
восток, - той самой, где они угощались и беседовали накануне.
     Был закатный час, но неоглядная пелена уже простерлась далеко на запад,
и, лишь уходя за Море, солнце едва успело пронизать ее  прощальными  лучами;
они-то, на радость Фродо, и озарили у развилки голову поверженного государя.
Но на Пеленнорские пажити в тени Миндоллуина не пал ни единый  отблеск;  там
застоялась бурая мгла.
     Пину казалось, что сидел он здесь много-много  лет  назад,  в  какие-то
полузабытые времена, когда был еще хоббитом, беспечным странником,  которому
все  невзгоды  нипочем.  Нынче  он   стал   маленьким   воином,   защитником
белокаменного града от великой беды, в мрачном и чинном убранстве  башенного
стража.
     В другое время и в другом месте Пин,  может,  и  возгордился  бы  таким
убранством, но сейчас он понимал, что дело его нешуточное, что в жизни его и
смерти волен суровый  властитель,  а  гибель  висит  над  головой.  Кольчуга
обременяла его, шлем сдавливал виски. Накидку он снял и  бросил  на  скамью.
Усталыми глазами окинул он темневшие внизу поля, зевнул и горько вздохнул.
     - Что, устал за день? - спросил Берегонд.
     - Еще бы не устал, - сказал Пин, - с ног  падаю  от  безделья.  Час  за
часом околачивался у дверей своего господина, пока  он  принимал  Гэндальфа,
князя Имраиля и прочих важных особ. А ведь я, знаешь ли, Берегонд, совсем не
привык прислуживать за столом, щелкая зубами от  голода.  Хоббиты  этому  не
обучены. Ты, конечно, скажешь, зато, мол, честь какая!  Да  проку-то  что  в
этой чести? Да если на то пошло, что проку даже есть-пить  в  этих  ползучих
потемках! А тебе не темновато? Смотри, не воздух, а какое-то бурое месиво! И
часто у вас ветер с востока нагоняет такие туманы?
 ..далее 




Все страницы произведения: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175

Последние изменения на странице произошли 29-07-2004

Hosted by uCoz